Мы обеспечим развитие сельского хозяйства, если нивелируем «фактор незнания»

Редакция журнала «LA» поздравляет Валерия Булгаря, почетного председателя Республиканского союза ассоциаций сельхозпроизводителей «UniAgroProtect», исполнительного директора молдавско-японского проекта 2КR, с награждени­ем Орденом Республики. 

 

Ваш богатый опыт и государственного деятеля, и общественно­го лидера, и менеджера позволяет делать объективные выводы о процессах в сельском хозяйстве РМ. Как Вы охарактеризуете их состояние на данный момент? Я уверен, что базовые процессы в сельском хозяйстве РМ идут в правильном направлении, но уж очень медленно. Изобретать что- то радикально новое, самобытное, у нас сейчас просто нет време­ни. Давайте проанализируем основные составляющие этого тренда. Чтобы развивалось конкурентоспособное сельское хозяйство, необ­ходимо, чтобы все его компоненты были рыночно ориентированы. Во-первых, необходим сбалансированный рынок земли, главного ресурса сельхозпроизводства. Несмотря на большие трудности, у нас в стране в своё время состоялась приватизация, были офици­ально зарегистрированы права собственности, либерализованы трансакции с землей и цен на нее. Остается дискуссионной пробле­ма равноправного доступа иностранцев на земельный рынок Мол­довы, но, при всей ее важности и неоднозначности, она не меняет кардинально уже сформировавшейся основы. Во-вторых, необхо­дим эффективный рынок производственных ресурсов второго по­рядка – семян/посадочного материала, агрохимических продуктов, энергоносителей. Он в Молдове существует и свободно функциони­рует. Более того, государство у нас его регулирует, я бы даже сказал, слишком ненавязчиво. Например, реализация энергоресурсов для сельского хозяйства, по факту, дает основания для подозрений о на­личии картельных соглашений и прочих признаков монополии. В нынешних условиях необходим эффективный мониторинг этих рын­ков и обоснованное их корректирование специализированными госструктурами. В-третьих, последние десять лет положение дел в сельском хозяйстве позволило аграриям получить больший доступ к финансовым ресурсам. Государство, со своей стороны, предпри­нимает пусть очень осторожные и небольшие, но всё-таки правиль­ные шаги, дабы облегчить крестьянам этот доступ, том числе через бюджетное субсидирование процентной ставки банковских креди­тов для аграрников. Вся система субсидирования в РМ, несмотря на небольшие ежегодные ее трансформации, носит выраженный инве­стиционный характер. Поэтому у меня есть основания говорить, что направления развития сельского хозяйства государством и обще­ством избраны верно, вот только движение необходимо ускорить. Но это возможно, только если действия государства вызывают позитивный отклик у аграрников. Согласен. Есть важный фактор, который формирует инерцию дви­жения – это менталитет аграриев. Он консервативен, не гибок. Для многих наших сельхозпроизводителей, особенно пожилого возрас­та – а таких большинство, до сих пор свойственно ожидание судь­боносных директивных решений «сверху», они цепляются за стере­отипы прошлого: «стабильно выгодные цены», «централизованное снабжение и реализация», «стандартные агротехнологии, которые я практически знал отлично». Но ведь сегодня ситуация конкурентно­го мирового рынка агропродовольственной продукции вынуждает аграрников быть очень мобильными, пластичными и, что особенно важно, знающими – что, сколько и как производить, чтобы выгодно продать. Необходимо изучить рынки сбыта, наладить и поддержи­вать связи с отраслевыми ассоциациями, с консалтинговыми ком­паниями, с зарубежными партнёрами и прочими «стейкхолдерами» — факторами влияния и принятия решений. У нас же по-прежнему бывает так: если продукт хорошо пошёл в прошлом сезоне, то его производство обязательно надо расширить в нынешнем. А потом обязательно наступает спад продаж. Вы можете мне возразить – это тоже стереотипы прошлого. Но тогда посмотрите, что в нынешнем году произошло на молдавском рынке молодого картофеля – его было много, он выгодно не продался. Всё по причине плохого про­движения товара. Увы, проблема «я не знаю что делать, я попал в кризисную ситуацию» будет периодически возникать у нас ещё не один год – если аграрники не научатся формировать адекватные бизнес-планы, инвестиционные предложения потенциальным парт- нерам и т.п. Руководители властных институтов нередко отмечают, что у нас в сельском хозяйстве не так много предприятий, способных результативно ассимилировать донорское финансирование, внешние инвестиционные фонды. Быть может следующий этап развития аграрного сектора РМ станет реальностью настоль­ко скорее, насколько скорее главный ресурс сельхозпроизводства – земля – перейдет в руки более эффективных собственников- пользователей, в том числе иностранных? Я изучал этот вопрос ещё на заре приватизации. Тогда было широ­ко распространено мнение, что приватизация приведёт к массовой распродаже сельхозземель иностранцам. Я нашёл и проанализиро­вал данные о том, сколько земли было продано в нашей стране в период с 1918 по 1940 годы, когда земля находилась в частной соб­ственности. Так вот, тогда за два десятка лет из рук в руки перешло  около 18% сельхозплощадей. Причём большая их часть была прода­на в тот период, когда землевладельцы, гонимые мировым экономи­ческим кризисом, уезжали из страны. Согласитесь, социально-эко­номические и политические реалии тогда и сейчас в чем-то сходны, несмотря на огромную разницу в информационно-технологическом развитии человечества. И я очень сомневаюсь, что в течение бли­жайших 20 лет у нас будет продано более 20% сельхозземель. В этом обратная, быть может – позитивная сторона крестьянской консерва­тивности. На сегодняшний день с момента приватизации не более 10% земель в Молдове перепроданы одним собственником другому. Хорошо это, или не очень, но, судя по всему, долгосрочная аренда земель как минимум в среднесрочной перспективе будет основным содержанием трансакций на рынке сельхозземель Молдовы. Значит, этот процесс необходимо сделать максимально эффективным и ци­вилизованным.В данной связи уместно одно обобщение. Формирование деятель­ного гражданского общества, которое берёт на себя определенные функции управления через корпоративные неправительственные структуры – это один из самых болезненных моментов развития молодых, развивающихся государств, национальных экономик. Про­фессионально-корпоративные гражданские объединения в РМ се­годня тоже страдают незнанием того, что и как необходимо предпри­нимать. К примеру, создается некая отраслевая ассоциация. Одним из первых её шагов обязательно становится обращение к верховным властным структурам с каким-либо требованием, в этом, по сути, и была цель формирования ассоциации. Когда же наши общественные организации научатся сначала вникать в проблемы своих членов, в бизнес-процессы, научатся решать их сообща, адекватно распреде­лять совместную выгоду — тогда их дела пойдут гораздо лучше. Рань­ше в этом плане я приводил в пример аграрную общественность Венгрии, сейчас — Польши. У аграрников этих стран, особенно послед­ней, не было маргинализации мышления, болезненных ментальных сдвигов, по сути, у них земля всегда была в частной собственности. Пусть даже мелкой. Но эти люди смогли скооперироваться, объеди­ниться ради всестороннего продвижения и частных, и общих интере­сов. У нас же в ассоциации пока объединяются только в надежде что, «если нас будет больше – нас может быть услышат наверху, а после каждый из нас останется при своем собственном интересе». На Ваш взгляд можно изменить этот подход в наших условиях?Я на протяжении десятилетия имею непосредственное отношение к союзу «UniAgroProtect». И всегда, когда наступали особенно сложные времена, слышал призывы — «давайте помитингуем»! Но что это даст с точки зрения долгосрочной перспективы? Иное дело, когда корпора­тивные объединения ведут постоянный профессиональный диалог с властью, в результате которого формируются благоприятные рамоч­ные условия для развития агробизнеса и, как следствие, националь­ной экономики в целом.Кстати, к вопросу о профессиональном диалоге. Как Вы относи­тесь к предложению правительства ввести 20% НДС на сельхоз­продукцию?Уверен, что есть более квалифицированные эксперты, способные дать более авторитетную оценку этой инициативе. Могу лишь вы­сказать мнение, основанное на личном опыте и убеждениях. Мне бы хотелось, чтобы на сельхозпродукцию была установлена нулевая ставка НДС, но это практически невозможно. На данный момент у нас «инпут» на входе в страну серьезно превышает «аутпут» на ее выходе, ходя в идеале должно быть наоборот. В такой ситуации с точки зрения эффективного госадминистрирования и развития аграрного сектора оптимальным, видимо, можно счесть модель, в которой на сельхоз­продукцию начисляется и выплачивается стандартный, равновесный 20% НДС, но с условием его полного возмещения в короткий срок. В последние годы мы видим позитивную динамику на молдавском рынке ресурсов и средств сельхозпроизводства, но объемы произ­водства агропродовольственной продукции отстают от этого тренда. Чем это можно объяснить?Причин много, но я вижу три основных. Во-первых, от «инпут» капи­тального характера – в частности, поставок сельхозтехники и сель­хозоборудования – не следует ждать моментального и пропорцио­нального эффекта-«аутпут», особенно в ситуации, когда, к примеру, в среднем по стране сильно устаревший машинно-тракторный парк не слишком быстро и не во всех агрохозяйствах меняется на со­временную технику. Во-вторых, инвестиции в многолетние планта­ции и перерабатывающую инфраструктуру, способную обеспечить более высокое количество и качество продукции, также станут за­метны лишь по истечению определенного периода времени. Ну и, в-третьих, вложения ресурсов в формирование производственно-торговой базы сельского хозяйства даст эффект лишь в случае, если они будут поддержаны инновационно-технологическим трансфер­том. Согласитесь, что, к примеру, урожайность сахарной свёклы на уровне 40т/га 20 лет назад была почти фантастикой, а сегодня – это почти норма. Но это стало возможно благодаря тому, что в отрасли появился мощный инвестор, который привлек в нее не только зна­чительные ресурсы, но и передовые агротехнологии. К сожалению, такие примеры единичны, и время на их тиражирование в масштабах всего агропромышленного сектора Молдовы, увы, быстро уходит. И тем не менее, если такое стало возможно в очень сложной и капита­лоемкой свеклосахарной индустрии, то, при определенных условиях, подобное может быть достигнуто и в табачной, и в масложировой, и в мясомолочной, и в других отраслях. В нынешнем году часто от аграрников с различным мировоз­зрением приходится слышать, что «это будет очень тяжелый сезон». На Ваш взгляд, страхи нынешнего года имеют под собой достаточно серьезные основания?Страхи – вечный спутник аграрника. Много лет назад, когда я только начинал работать в сельском хозяйстве, четыре года из пяти были хорошими. Но климата меняется — вскоре из пяти лет уже два года были плохими, потом на два хороших года стали дополняться тремя плохими. Если рассматривать 2009 год как плохой, то старые аграрии решат — 2010 и 2011 года были хорошими, значит, надо бояться теку­щего года. Я тоже думал, что ситуация после таких сильных морозов будет хуже. Но нет, положение вещей нормализовалось, даже зерно­вые не так плохи, сады сохранились, даже молодые. Кое-какие план­тации столового винограда пострадали, но не фатально. Но вот стра­хи с зимы перекочевали в весну, а потом и лето — боязнь засухи, не весенней, так летней. А ведь голоса паникёров слышны лучше других. Те, у кого всё хорошо, молча занимаются своим делом, конечно – смо­трят по сторонам, но делают выводы исходя из своего фактического опыта. Что, в какой-то мере, нивелирует нашу общую беду — фактор «не знаю».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *