«ЕСЛИ СЕЙЧАС НЕ СБЕРЕЖЕМ ЗЕМЛЮ ИЗ-ЗА ЖАДНОСТИ, ТО ПРИДЕТ ВРЕМЯ – НЕ ЗАХОТИМ ДЕНЕГ, ДА ПОЗДНО БУДЕТ»

В Молдове утвердилось мнение, что производственные сельскохозяйственные кооперативы – «прямые потомки колхозов по духу и форме». Их  сравнительно немного, но есть среди них успешные. Редактор «LA» побеседовал с руководителем одного из таких предприятий. Знакомьтесь – Степан  Арнаутов, председатель кооператива Elita-Alexanderfeld C.A.P, село Александерфельд, район Кахул.

— Вместо вступления, несколько слов о себе. — Родился я в Болграде (Украина). Окончил сельскохозяйственный институт в Кишиневе. Трудовую деятельность начал в Комрате, затем вернулся в столицу, работать в Совете колхозов. Хозяйству села Александерфельд я посвятил 38 лет своей жизни. Работаю в нем с 1979 года: был председателем совхоза, теперь – председатель производственного кооператива. — Название и кооператива, и села звучит по-немецки…
— История села Александерфельд, «поле Александра» началась в 1908 году. Тогда состоятельная дама, немка по происхождению, купила в этом месте 1600 десятин (десятина – 1,2 га). Царская Россия ранее немецким колонистам землю выделяла в пользование, бесплатно — но это был не тот случай. Поселение  изначально возникло как частная собственность. Будущее село, по воспоминаниям современников, землевладелица назвала в честь сына Александра (впрочем,
ее мужа звали также). В село она пригласила переселенцев из Германии. Они активно строились, за десятилетие село сформировалось в своих исторических границах. Хозяйство и поселение развивалось на базе «исконной национальной традиции» вплоть до 1940 года, когда правительство «третьего Рейха» не  забрало жителей Александрфельд, как и другие немецкие диаспоры, на «историческую Родину». Село опустело и оставалось необитаемым до августа 1944.
Когда на основе земель Александерфельд был образован совхоз «Победа», в село начали переселяться люди из соседних сел. А в последующие годы население Александерфельд значительно пополнилось бывшими заключенными и ссыльными родом со всех мест СССР, от Бреста до Владивостока, которые по тем или иным причинам не смогли или не захотели вернуться в родные места. Эти люди за короткий период вывели совхоз «Победа» в число крупнейших и луч-
ших семеноводческих хозяйств не только Молдавии, но и всего СССР. В нем на 6 тыс. га ежегодно производилось до 5 тыс. тонн семян 12 полевых сельхозкультур. Включая подсолнечник – в количестве, достаточном для того, чтобы засевать все отводимые по эту сельхозкультуру земли нашей республики и еще  начительную часть — на Украине.

— Что из совхоза перешло в кооператив?

— После приватизации земли и имущества совхоза, хозяйство не распалось – из его состава вышло сравнительно небольшое количество землевладельцев, они вывели под индивидуальные фермы лишь 15-18% сельхозплощадей. У нас и сейчас есть ферма КРС, где содержится около 500 голов скота, племенная ферма на 3-4 тыс. голов овец и небольшая свиноферма – в основном, для удовлетворения собственных потребностей жителей села. Есть едва ли не самый большой в стране ток, а также гараж, мастерские. Общая площадь сельхозугодий у нас составляет 4 тыс. га, в том числе 60 га виноградников, и 30 га сада. И, конечно же, мы сохранили производственную базу и статус элитного семеноводческого предприятия. Мы выращиваем семена большинства тех же полевых культур, что и прежде. Конечно, объем продукции, которую мы предлагаем на рынке Молдовы, сократились. Очень большое количество семян в страну поступает из-за
рубежа. Ничего не хочу говорить плохого о качестве продукции конкурентов, ее адекватности в почвенно-климатических и агротехнологических условиях Молдовы, однако считаю, что политика бесконтрольной открытости рынка РМ слишком рискованна. Думаю, властям страны необходимо применять разумные механизмы поддержки отечественного семеноводства. Иначе в недалеком будущем мы будем импортировать все ресурсы и материалы для сельского хозяйства. Тем не менее, даже в таком жестком конкурентном окружении наше хозяйство производит порядка 3-4 тыс. тонн только семян пшеницы – половину от прежнего
объема. Вопреки тренду на снижение поголовья во всех сегментах отечественного животноводства, мы продолжаем производить семена трав, фуражных культур – в частности, люцерны, эспарцета.

— Для многих хозяйств южной зоны большая проблема – оснащенность сельхозтехникой, особенно новой, энергонасыщенной. Актуален ли это вопрос для вашего кооператива?

— Уже теперь примерно 70% механизированных работ в полях мы осуществляем современной, энергонасыщенной техникой – Джон Дир, Массей Фергюсон, Нью Холанд, Клаас, Сампо, Беларус, Нива. Да, есть и новая самоходная техника российского производства – она тоже неплохо выполняет свои функции, она достаточно надежна, в ней меньше электроники, но и стоит она дешевле. В прошлом году на долю новой,высокотехнологичной техники пришлось порядка 80% всего горючего, израсходованного в хозяйстве. Вся самогодная техника оснащена системами навигации. Все операции, даже разбрасывание удобрений, мы
производим с помощью этих систем. Что позволяет работать даже в ночное время.

— Для юга страны еще одна больная тема – эрозия земель сельхозназначения. Какова «картина почв» в вашем хозяйстве?

— Хорошая агрохимическая карта сельхозугодий для нашего хозяйства была сделана в последние годы СССР. Периодически мы ее актуализируем за счет определенных анализов почвы. Практика показывает, что существенных изменений в химической и физической структуре почвы у нас не происходит. Основная причина, на мой взгляд, состоит в том, что мы строго соблюдаем требования севооборота – как это было и прежде. Набор озимых предшественников у нас такой же, каким он был раньше. Мы в немалых количествах выращиваем травы, бобовые культуры. Эти культуры помогают поддерживать естественное плодородие почвы. Причем, мы не в каждый год проводим вспашку, зачастую работаем плоскорезами, глубокорыхлителями – применяем то, что теперь называют технологиями «мини-тилл». Не даем почве эродировать.

— С каких пор применяете «мини-тилл»?

Мы и в советское время не всегда пахали. Основную почвообработку проводили в расчете на определенную культуру, исходя их требований научно-обоснованной системы земледелия МССР, утвержденной во второй половине 70-х гг, соавтором которой я и являлся. — Что Вы думаете о перспективах «стрип-тилл» на юге Молдовы? «Стрип-тилл» – увижу, проанализирую, решим. Но это не самое важное для нас на данный момент. Основа – севообороты, соблюдение норм
высева подсолнечника. Может такое произойти с землей, что не захочешь и тех денег, которые платят за масличные.

— Сколько человек работает в кооперативе?

— В нашем хозяйстве трудоустроено около 250 человек. Но готовы дать работу всем, кто этого пожелает. Ради этого мы содержим животноводческие фермы, хотя в последние годы даже с учетом субсидий это сектор не прибыльный. Тем не менее, в селе нет ни одного пустого дома. Если таковые появляются по каким-то причинам, их тут же выкупают. Сейчас в Александерфельд живет 1,45 человек, как и прежде. Но демография – все-таки проблема. Раньше в школе было по два класса каждого года обучения, теперь – только по одному. Село постепенно стареет.

— Как удержать людей в селах?

— Только развивая сельскую экономику, рентабельность сельского хозяйства. Субсидии помогают, хотя их объем из года в год снижается. Плохо, все ресурсы для сельхозпроизводства, постоянно дорожают. У нас остается все меньше ресурсов для развития. Видимо, в данный момент самой важной задачей властей РМ
по поддержке сельской экономики становится укрепление закупочных цен на сельхозпродукцию. Какими методами – это задача для тех, кто определяет политику государства в аграрном секторе.

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *