Сельхозриски без страховки

Специалисты страховых компаний, практикующих страхование сельхозрисков, отмечают снижение заинтересованности молдавских сельхозпроизводителей в страхования однолетних полевых культур и небольшое увеличение – в страховании многолетних плантаций, особенно садов в сельхозсезоне-2018.

По экспертным оценкам, в сельскохозяйственном секторе работает 7-8 страховых компаний. Причем квалифицированными штатными специалистами в сфере страхования сельхозрисков располагают лишь четыре из них. «Страховые компании опасаются брать на себя большую ответственность в аграрном секторе, аграрии, со своей стороны, не доверяют страховщикам», — резюмирует ситуацию один из активных страховых брокеров.

По данным Национальной комиссии по финансовому рынку (CNPF), в первом квартале текущего года страхованием сельхозрисков фактически занималось лишь четыре компании. Так, компания Klassika Asigurari SA по таким контрактам страхования собрала страховых взносов (премий) на общую сумму около 948 тыс. леев, Asterra Grup – 42 тыс. леев, General Asigurari SA – 33 тыс. леев, Moldasig SA – 24 тыс. леев. Соответственно, исходя из среднего размера тарифов, общая сумма ответственности страховых компаний по договорам страхования сельхозрисков в первом квартале 2018 составляла порядка 10-12 млн леев. А общее количество контрактов едва ли перевалило за сотню.

По словам брокера Klassika Asigurari Александра Слусаря, прошлой осенью даже страхование озимого рапса (практически единственной технической культуры, обычно страхуемой в этот период) проходило вяло. Сельхозпроизводители пытались определить, в каком состоянии посевы «войдут в зиму», и страховать их от зимнего вымерзания лишь в случае, если растения будут слабыми, а риски потерь – высокими. С заключением контрактов со страховщиками аграрии тянули вплоть до 1 декабря – момента окончания осенней кампании субсидируемого страхования сельхозрисков. В итоге, заключено было лишь несколько контрактов.

Весной процесс страхования активизировался благодаря тому, что в него включились садоводы. Они были всерьез напуганы тем, что два предыдущих года подряд сады ощутимо страдали от весенних заморозков. Соответственно, страхование этого риска стало самым востребованным продуктом. «Клиентская база даже пополнилась рядом садоводческих хозяйств, которые прежде к страхованию никогда не прибегали», отметил Александр Слусарь.

Впрочем, как полагает Олег Галбурэ, начальник управления по страхованию сельхозрисков компании General Asigurari, масштаб весеннего страхования был бы еще больше, если бы не практически ежегодные раздачи помощи/компенсации потерь от заморозков. В подобном контексте пропагандировать даже субсидируемое страхование сельхозрисков не вполне логично: зачем фермеру платить страховщику свою часть страхового взноса, если в случае природного бедствия с государства и доноров по развитию можно с определенными шансами на успех коллективно запросить материальную помощь.

Страховщики утверждают, что в нынешнем году несколько сократилось количество договоров страхования другого классического сельхозриска – градобития. Основная причина в том, что в рамках действующей системы субсидируемого страхования предусматривается страхование от сокращения урожаев, но исключается – от снижения качества продукции. Между тем, в конце весны и летом редко случается град такой силы, чтобы сбить плоды с деревьев – то есть, спровоцировать потери количества урожая. А вот качество поврежденных плодов (и их цена) явно падает. Представители страховых компаний отмечают, что за последние два года им удалось конструктивно поработать с Агентством по интервенциям и платежам в сельском хозяйстве AIPA: значительно расширены списки субсидируемых культур и сельхозрисков. Однако в них так и не попало страхование садов от сокращения качества плодов вследствие градобития. А без субсидии ни один сельхозриск аграрии упорно не страхуют.

Впрочем, в текущем году по первичной оценке страховых компаний количество выплат по наступившим страховым случаям градобития возрастет. Садоводческие хозяйства десяти сел районов Окница и Бричень попали в зону осадков с крупным градом в конце апреля – начале мая. Отдельные сельхозпредприятия потеряли до 80% урожая фруктов.

Эксперты сходятся во мнении, что без возрастающей финансовой поддержки государства этот сегмент страхового рынка РМ не располагает шансами на количественное и качественное развитие. Нельзя сказать, что ее сейчас нет – из Национального фонда развития сельского хозяйства и села аграриям выплачивается субсидия в размере 50% от суммы страховой премии. Но четыре-пять лет назад сумма субсидии достигала 60-80%. И тогда страхованием было охвачено примерно 1,5-2% сельхозплощадей в целом, а в отдельных сегментах (сахарная свекла, рапс) страховалось до 20% посевов. Уменьшение размера субсидий ожидаемо конвертировалось в сокращение застрахованных сельхозугодий. Согласно исследованию IDIS Viitorul, в 2016 году было застраховано лишь 0,58% от общей сельхозплощади РМ и лишь 0,35% от общего поголовья животных (в странах ЕС этот уровень достигает 25-50%.). В прошлом году процесс падения продолжился.

Негативная динамика страхования сельхозрисков власти беспокоит тоже. Несколько лет назад минсельхоз вынес на обсуждение представителей организаций сельхозпроизводителей и страховых компаний идею введения в РМ обязательного страхования сельхозрисков. В качестве затравки к дискуссии был предложен наиболее развернутый формат такой системы: страховать должны все сельхозпроизводители, все свои угодья, от всех рисков. Управление финансовыми потоками в рамках системы обязательного страхования сельхозрисков предложено доверить госструктуре – нацкассе, фонду или компании – видимо, по аналогии с действующей системой обязательного медицинского страхования. В возможность создания госструктуры по администрированию системы обязательного страхования частные страховщики не поверили — сочли эту идею сугубо виртуальным инструментом давления на рынок ради снижения тарифов. Со сменой руководства минсельхоза идея обязательного страхования в аграрном секторе тоже умерла.

Однако в прошлом году при минсельхозе была создана рабочая группа по разработке механизмов активизации сельхозстрахования. Надо полагать, итогом ее деятельности стало изменение регламента субсидирования, например, стартапов, молодых фермеров и фермеров-женщин. Им предлагаются дополнительные субсидии, но под ряд условий – в том числе обязательное страхование. При этом, как утверждают страховщики, пока не принято их главное предложение: постепенное увеличение процента субсидии в страховых премиях — с действующих 50% до 70%.

Еще одна важная причина сокращения масштабов страхования – климатические изменения. С одной стороны, из-за прохладного начала весны нынешнего года сев яровых культур отсрочился. А с ним заодно во второй квартал сместилась и активная фаза весенней кампании субсидируемого страхования сельхозрисков. С другой стороны – с апреля-мая аграрники всем иным рискам (наводнения, бури и т.п.) предпочитали страхование от засухи. Но этот продукт страховые компании аграриям либо не предлагали вообще, либо неохотно, в единичных случаях, продавали его только сельхозпроизводителям из районов «крайнего севера». Причем по достаточно высоким тарифам – 12-13% от страховой суммы (рассчитывается исходя из цены на потенциальный урожай). Для сравнения: при страховании градобития тариф в среднем составляет 6%, вымерзания – 7%, комплексных мультирисков – 10-11%.

Вряд ли в перспективе ситуация со страхованием от засухи изменится. Более того, страховщики по-прежнему считают целесообразным разграничение на законодательном уровне сфер действия субсидируемого страхования рисков и т.н. «государственного фонда катастроф» для финансирования мер по противодействию стихийным бедствиям. Засухам, наводнениям, землетрясениям – прежде всего. При этом для начала такой фонд предлагается учредить – по примеру соседней Румынии.

Источник: Экономическое обозрение «Logos-Press»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *