Пчеловоды – люди дружелюбные, уравновешенные и очень внимательные

Интервью редактора «LA» с Александром Федюком, фермером- пчеловодом из села Теура Ноуа, район Сынжерей.

Что собой представляет «классическое» фермер­ское хозяйство пчеловодческой специализации в Молдове?

Можете судить об этом на моем примере. Мое хозяйство зарегистрировано как одноименное фермерское, и по факту таковым является: всю работу выполняю я сам, а ос­новной и зачастую единственный помощник – моя супру­га. Причина не столько в желании сэкономить на дорого­стоящих услугах наемных работников, сколько в специ­фике хозяйства. Его ядро – пасека на 140-150 пчелосемей, плюс около 12 га земли под выращивание медоносов, в основном – в аренде. С пчёлами в принципе способны работать далеко не все. Это очень чувствительные насе­комые, с развитой социальной организацией, они очень чутко улавливают физическое и эмоциональное состоя­ние людей, с которыми им приходится контактировать. Я неоднократно наблюдал, как пчелы не принимают, жалят тех, кто их боится, или легко раздражается, проявляет нетерпение, агрессию. Поэтому пчеловоды чаще всего дружелюбны, уравновешенны и очень внимательны. На­конец, как и в любой другой отрасли животноводства, в пчеловодстве работники должны быть очень здоровыми. Тем более что они заняты в производстве продукта, ко­торый впоследствии не проходит глубокую очистку и пе­реработку. Значит, на всех этапах необходимо соблюдать высочайшие стандарты гигиены. В итоге получается, что пасека – по определению место приватное, не слишком людное, а пчеловодство вообще – очень специфический род деятельности.

И как Вы к нему приобщились?

Об этом у нас есть семейная легенда, которую мне прият­но рассказывать. Мои предки живут в Молдове уже много поколений. Они занимались выращиванием обычных для нашей страны овощей и продавали их на большом рынке вблизи Кишинева. Однажды мой дед возвращался с семь­ей домой с такой сельскохозяйственной ярмарки. Дело было летом, путь лежал через ровную и абсолютно голую степь. И вдруг повозку нагнал пчелиный рой и, за неи­мением другой удобной площадки, сел на большой пла­ток, которым в виде характерной украинско-молдавской «чалмы» была повязан голова моей бабушки. Она, конеч­но, очень испугалась. Но в тот момент мимо проезжал по­жилой человек, как оказалось – опытный пчеловод. Он ак­куратно собрал пчелиный рой в мешок и отдал его моим родным. Сказав при этом, что раз пчелы сами их выбрали, значит это знак свыше. Вот таким, можно сказать, мисти­ческим образом в нашей семье появилась первая пасека, а пчеловодство стало традицией. Конечно, впоследствии жизнь крестьян в МССР очень сильно изменилась. Сам я получил специальное техническое образование, много лет проработал телемастером. Кстати, ремонт телевизо­ров был для меня жизненно важным источником дохода в тяжелые 90-е годы. На небольшой заработанный в те годы стартовый капитал я и создал первую собственную пасеку – уже в новом веке.

Откуда вы черпаете информацию о технологиях пчеловодства?

Без знаний животноводством заниматься не только слож­но, а даже опасно – и с точки зрения экономических, и с точки зрения эпизоотических рисков. К пчелам послед­нее относится в меньшей степени, но, тем не менее, нель­зя игнорировать и этот фактор. Ситуация осложняется тем, что систематизированной универсальной информа­ции о технологиях пчеловодства – не так много. Раньше это были немногочисленные книги, которые можно было отыскать в библиотеках. Теперь, в эру Интернета, найти интересующие сведения проще, однако их достовер­ность различна и не очевидна. Очень многие технологи­ческие нюансы и профессиональные навыки приходится проверять и совершенствовать на практике – постепен­но, методом проб и ошибок.

Ошибок было много?

Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Достаточ­но сказать, что я дважды за полтора десятка лет терял поголовье пчел на своей пасеке. Правда, это случалось, в основном, не по моей вине. Основная причина была в том, что пчелы собирали нектар с плантаций, обрабо­танных пестицидами с недостаточной высокой толерант­ностью в отношении полезных насекомых. В результате интоксикации пчелы гибли, мне приходилось буквально все начинать заново. Много лет мы пытаемся установить корректные отношения с сельхозпроизводителями, вы­ращивающими медоносные растения – прежде всего рапс и подсолнечник. Главная цель – добиться сокраще­ния масштабов применения химпрепаратов, в частности, из класса неоникотиноидов, представляющих риска для здоровья пчел. В принципе, действующее законода­тельство рекомендует фермерам координировать сроки химобработок посевов с пчеловодами. Однако на прак­тике это никто не делает. Плохо, что наша Национальная ассоциация пчеловодов по ряду причин не в состоянии активно «двигать» эту проблему в «коридорах власти». Надеюсь, в будущем нам все же удастся достичь какой-то гармонии в этом вопросе.

Что еще, на Ваш взгляд, необходимо сделать для ускорения развития пчеловодства в Молдове?

Недавно мы с коллегами по ассоциации пчеловодов «Apis Miellifera» заявили на пресс-конференции о том, что госу­дарству необходимо развивать и защищать отечествен­ное племенное пчеловодство. На данный момент, по на­шим оценкам, в Молдове насчитывается порядка 150-160 тыс. пчелосемей – это примерно на 10-15% больше, чем пять-семь лет назад. Причин увеличения поголовья – не­сколько. Но главная из них заключается в том, что спрос и цены на мед в Евросоюзе вплоть до прошлого года увеличивалась. Соответственно, в пчеловодство начали приходить новые люди, зачастую молодые и неопытные. В этом процессе есть и позитивные стороны, и риски. В частности, у некоторых «новичков», да и «старожилов» возникает соблазн обеспечить расширение пасек за счет приобретения пчеломаток в соседней Украине – там те­перь многое дешевле, чем в Молдове. А в нашей стране действует всего две племенные пасеки, общей произво­дительностью до 3 тыс. пчеломаток в год. Хотя в идеале было бы желательно поступление на внутренний рынок порядка 5 тыс. пчеломаток ежегодно – ради сохранения и постепенного наращивания поголовья пчел в стране. При этом в продуктивности и адаптивности наших пчел – карпатской породы – мы уверены. А как поведут себя в наших климатических условиях импортные пчеломатки, получится ли удачный симбиоз – никто не может сказать наверняка. Вот тут бы и получить надежную опору в виде субсидий на закупку пчеломаток с отечественных пле­менных пасек. Но для этого необходимо собрать увеси­стый пакет документов для Агентства по интервенциям и платежам в сельском хозяйстве (AIPA). Для многих пчело­водов – предпринимателей, можно сказать, «микроско­пического» масштаба – это задача слишком хлопотная.

А подкреплено ли желание некоторых пчеловодов расширить бизнес другими факторами, скажем – уровнем развития кормовой базы?

Важный вопрос. К сожалению, площадь насаждений, к примеру, акации и липы в Молдове, по моим ощущениям, ежегодно сокращается. Кроме того, годы, высокоурожай­ные в плане медосбора с акации и тем более липы в на­шей стране случаются сравнительно редко – раз в пять- семь лет. К слову, последним действительно хорошим годом был 2014, когда на отдельных пасеках взяток с од­ной пчелосемьи достигал 30-50 кг – в разы больше, чем в прошлом и нынешнем году. Конечно, в такие засушливые годы, как последние два, мед получается зрелым, насы­щенным, густым и очень вкусным. Однако хорошо бы и его количество стабилизировать на более высоком уров­не. А для этого действительно стоит нарастить кормовую базу. В последние годы многие пчеловоды – и я в их чис­ле – экспериментируют с посевами фацелии. Однако, как показывает мой опыт, наиболее перспективный медонос в засушливые годы – однолетний и двухлетний донник. Это растение обладает мощной корневой системой, проникающей на трехметровую глубину, в водоносные горизонты. Соответственно, донник хорошо разрыхля­ет, структурирует почву. А также как бобовые культуры он обеспечивает азотфиксирующий эффект. Растение дает и большую наземную биомассу, оно очень хороший источник для производства кормов. Причем лично мной замечено, что сено из донника способствует повышению лактации у домашних животных. Наконец, донник хоро­шо растет на малоценных землях, в неудобьях, на склонах – как раз там, где проходит выпас мелкого рогатого ско­та: овец и коз. Получается, что пчеловодство в Молдове очень органично движется «рука об руку» с другим «ма­лым» фермерским животноводством. По-моему, эту спец­ифику необходимо всячески сохранять и поддерживать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *