Реакция растений сахарной свеклы на динамику колебаний среднемесячных метеопараметров в условиях Молдовы

Вронских М.Д., проф. ГУ НИИПК «Селекция», Бэлць, Республика Молдова

Согласно многолетним исследованиям, растения сахарной свеклы оказались в группе сельскохо­зяйственных культур, обладающих достаточно консервативной реакцией на колебания значений основных метеофакторов.

Так, реакция на колебания уровня увлажнения может быть описана тем, что в интервале зоны колебаний (+10%) уровня урожайности культуры оказались 76,9% от всего массива экспериментальных данных по количеству осадков, а коэффициент волантильности (реагирования) составлял: Кvol=0,162 ед., что было ниже чем аналогич­ные показатели для других полевых культур.

С другой стороны, было установлено, что реакция на ко­лебания значений среднемесячных температур оказалась более выраженной (чем на режим увлажнения), особенно на повышенные температуры летних месяцев. Этим объяс­няется то обстоятельство, что посевы этой культуры раз­мещены в Северной зоне Молдовы, где температурный режим этого периода с/х года оказался наиболее благо­приятным для роста и развития растений этой культуры.

С целью повышения уровня сравнимости параметров для различных месяцев года, все данные были представлены в виде отклонений, выраженных в процентах к среднему значению (и метеофакторов, и урожайности).

а) Реакция растений на среднемесячные температу­ры воздуха.

Многолетние данные (1945-2015 гг.) показали, что куль­тура сахарной свеклы отличалась довольно разнообраз­ ной и разнонаправленной реакцией на колебания сред­немесячных температур воздуха.

Месяцы осеннего сезона (рис.1). Установлено, что влия­ние значений температур воздуха в сентябре (в среднем +15,6оС) было положительным только в узком интервале возрастающих значений (с 80,3 до 86,5% от среднемно­голетнего значения, т.е. от +12,5оС до +13,5оС), но характе­ризовалось существенным повышением продуктивности культуры (в сумме +38,8%) и оценивалось увеличением на +6,26% урожая за каждый +1,0% повышения темпера­тур. Дальнейшее повышение температур (свыше опти­мума в +13,5оС) уже сопровождалось последовательным снижением уровня продуктивности культуры (в сумме на -21,6%), которое оценивалось в -0,70% урожая за каждый +1,0% повышения средних температур этого месяца.

 

В течение октября (в среднем +8,92оС) была зарегистри­рована практически обратная закономерность: продук­тивность культуры последовательно возрастала (с 67,6% до 111,6%) в «ответ» на повышение среднемесячных тем­ператур: с 10,6% до 140,4% к среднемесячному значению (+8,92оС), что оценивалось в среднем в +0,35% прироста урожая за каждый +1,0% увеличения температур.

В ноябре (+3,52оС) продуктивность культуры последова­тельно (но умеренно) возрастала (с 81,1 до 113,0% к сред­нему уровню урожая вследствие повышения температур (в интервале от 15,3% до 149,1%) с среднемесячному зна­чению, что оценивалось приростом урожая в +0,24% за каждый +1,0% увеличения температуры воздуха.

 

В заключение следует подчеркнуть, что зоны благоприят­ных температур для развития растений сахарной свеклы в осенний период были ограничены, в т.ч. в сентябре: от +13,5 до +15,5оС; в октябре: от +9,0оС до +12,5оС и в ноя­бре от +2,25 до +5,25оС, а оптимальные значения темпе­ратур составили, соответственно: +13,5 +12,5оС и +5,25оС.

 

Месяцы зимнего сезона (рис.1). Анализ показал, что в декабре (-0,98оС) формирование условий для повышения уровня продуктивности сахарной свеклы следующего года (на +16,1%) было зафиксировано лишь в узком ин­тервале возрастающих температур (с 69,3% до 83,8% к средним многолетним значениям), которое составило +1,19% прироста урожая за каждый +1,0% повышения температур. Последующее повышение значений это­го индикатора (с 83,8% до 167,0%) уже сопровождалось умеренным снижением уровня продуктивности (с 105,3% до 99,2%), что оценивалось в -0,08% падения урожая за +1,0% повышения температур.

В течение января (-3,39оС) последовательное повыше­ние среднемесячных температур (в интервале от 46,1% до 135,4%) провоцировало подъем уровня продуктивно­сти культуры, которое оценивалось в +0,540% за каждый +1,0% увеличения температур воздуха. Характерно, что последующее сверхоптимальное (даже незначительное) повышение значений этого индикатора в узком интерва­ле (с 135,4% до 144,9%) провоцировало уже резкое сни­жение уровня урожайности этой культуры (на -27,4%, т.е. со 121,0% до 93,6%), или на -2,9% за каждый +1,0% повы­шения температур воздуха.

Возрастающие значения температур февраля (в среднем -1,87оС) сопровождались формированием условий для повышения продуктивности этой культуры (на +52,9%), но зарегистрированные лишь в узком интервале: с -61,7% до -51,3% от среднемесячных значений этого индикатора (-1,87оС). Это явление в итоге, оценивалось в +5,3% приро­ста урожайности за каждый +1,0% увеличения температур. Дальнейшее увеличение температур этого месяца (с 48,7% до 135,4%) имело своим следствием последовательное снижение уровня продуктивности сахарной свеклы (на -24,5%), что соответствовало темпам снижения по -0,28% урожая за каждый +1,0% возрастающих температур.

Таким образом, зоны положительного опосредованного влияния на уровень продуктивности этой культуры были зарегистрированы: для декабря: от -1,17оС до -0,73оС: для января: от -4,66оС до -2,5оС и для февраля: от -2,83оС до -1,38оС, а оптимальные значения составили, соответ­ственно: -1,14оС, -2,45оС и -2,83оС.

Месяцы весеннего сезона (рис.2). Результаты последо­вательно возраставших значений температур марта (с 19,1% до 257,3% при среднем значении +2,39оС), были зарегистрированы в виде тренда последовательного по­вышения уровня урожайности сахарной свеклы в сумме на +26,4% (с 97,2% до 123,6%), что составляло: +0,11% за каждый +1,0% увеличения температур воздуха.

В течение апреля (+9,83оС) возрастающие значения до­оптимальных температур воздуха (с 40,0% до 99,2% к среднемесячному значению) провоцировали повышение уровня продуктивности культуры на +32,6% (с 90,5% до 123,1%), что оценивалось в +0,55% прироста урожайно­сти за каждый +1,0% увеличения температур. Наоборот – повышение температур уже постоптимального уровня (+6,14оС) на +24,9% сопровождалось последовательным снижением уровня продуктивности растений (с 123,1% до 104,7%), что составило -0,74% падения урожайности за каждый +1,0% прироста температур.

Повышающийся тренд значений температур мая (с 82,4% до 125,1%, или с +12,9оС до +19,6оС) при среднем значе­нии +15,66оС, сопровождался последовательным сниже­нием уровня продуктивности этой культуры (со 118,5% до 81,0%), что оценивалось в -0,84% урожая за каждый +1,0% увеличения среднемесячных температур.

В итоге, границы зон, благоприятных температур для развития растений сахарной свеклы в весенний период, были ограничены, в т.ч. для марта: выше +3,35оС (изучено до +6,14оС); для апреля: от +6,88оС (изучено до +12,2оС) и для мая: с +12,9оС до +16,25оС, а оптимальные значения составили, соответственно: +6,14оС, +9,75оС и +13,8оС.

Месяцы летнего сезона (рис.2). Характерным для расте­ний сахарной свеклы является их последовательно отри­цательная (и сильно акцентированная) реакция на тренд повышающихся температур всех 3-х месяцев летнего пе­риода (правда, выраженная в разной степени).

Тренд повышающихся температур воздуха в июне (+18,8оС) в границах интервала от -6,9% до +15,4% прово­цировал существенное снижение уровня продуктивно­сти этой культуры со 117,6% до 69,2% от среднего много­летнего значения (229,7 ц/га). Это оценивалось потерей в – 2,17% урожая в «ответ» на каждый +1,0% увеличиваю­щихся значений температур.

В течение июля (+20,96оС) было зарегистрировано после­довательное снижение уровня урожайности сахарной свеклы (со 121,2% до 86,0%) вследствие повышения тем­ператур с 89,6% до 111,2 (или на +21,6% среднемесячно­му значению), что составляло: -2,1% потерь уровня про­дуктивности за каждый +1,0% увеличения параметров температурного режима.

Аналогичная закономерность была зарегистрирована и в августе (+20,03оС). Вследствие повышения среднемесяч­ных температур на +27,2% (с 91,8% до 119,0%), было от­мечено последовательное снижение уровня урожайно­сти со 109,2% до 54,8%, что оценивалось как потеря -2,0% урожая за каждый +1,0% повышения температур воздуха. При этом, темпы снижения уровня продуктивности этой культуры наиболее высокими оказались в зоне темпера­тур, превышающих уровень среднемесячной температу­ры (по -3,11% за +1,0% температур), против -0,41% уро­жая за каждый +1,0% прироста тепловых ресурсов, но в зоне умеренно пониженных значений этого индикатора.

Учитывая столь акцентированную (сверхчувствительную) реакцию растений на повышенные температуры летних месяцев, посевы этой культуры размещаются в основном в северной зоне Молдовы, характеризующейся более умеренным температурным режимом.

В целом, наиболее благоприятные (оптимальные) темпе­ратуры для развития культуры сахарная свекла были огра­ничены, в т.ч.: в июне: ниже +18,6оС, в июле: ниже +20,3оС и в августе: ниже +19,25оС, а климатически наиболее благо­приятная зона для возделывания этой культуры располо­жена севернее линии г.г.Рышкань — Фалешть-Сорока.

Резюме: Следует подчеркнуть резко отрицательную ре­акцию растений культуры сахарной свеклы на акценти­ровано сниженные температуры на уровне (-53%… -89%), зарегистрированные в октябре (-0,35% за -1,0% снижения значений), в ноябре (-0,24%), январе (-0,51%) и феврале (-5,3%), а также в сентябре (-6,26%), декабре (-1,19%) и апреле (-0,55%, за каждый -1,0% сниженных температур).

Также отрицательной оказалась реакция растений на повышенные температуры (в зоне до +30% к среднему уровню), отмеченные в мае (-19,0%), июне (-30,8%), июле (-14,0%) и в августе (-45,2%).

Наличие т.н. «оптимальных точек» температур воздуха наиболее четко проявилось в сентябре (+13,5оС), январе (-2,45оС) и феврале (-1,23оС), также в апреле (+9,75оС), пре­вышение или снижение значений, которых сопровожда­лось падением уровня продуктивности этой культуры.

б) Реакция растений сахарной свеклы на динами­ку изменений объемов среднемесячных осадков (рис.3).

Сахарная свекла оказалась одной из полевых культур, обладающих наиболее консервативной реакцией на ко­лебания объемов среднемесячных осадков. Так, рассчи­танный по критерию уровня урожайности (превышающе­го ±10% от среднемноголетнего значения) коэффициент волатильности (Kvol) был равен 0,162 в т.ч.: Kvol = 0,17 ед. – для месяцев осенне-зимнего периода и Kvol = 0,153 ед. – для месяцев весенне-летнего сезона.

Месяцы осеннего сезона (рис.3). Колебания объемов осадков (от -79,4% до +93,1% к среднемноголетнему зна­чению) в сентябре (при среднем объеме в 46,6 мм) сопро­вождались самым несущественным влиянием на уровень урожайности сахарной свеклы, которое составляло: от +0,8% до +2,1%, с последующим снижением значений до (-0,2%) — при повышении уровня увлажнения до +140,3% к среднемесячному значению.

Осадки, выпавшие в октябре (в среднем 29,9 мм) так­же обладали невысоким уровнем влияния (но все-таки несколько более акцентированными, чем в сентябре). При этом, при увеличении объемов осадков в интерва­ле от -67,9% до -43,8% было отмечено повышение уров­ня урожайности (с +0,1% до +9,8%), что оценивалось как +0,402% урожая за каждый +1,0% оптимизации режима увлажнения. Дальнейшее увеличение объемов атмос­ферных осадков (с -43,8% до +117,4%) уже сопровожда­лось умеренным снижением урожайности: по -0,09%, за каждый +1,0% дополнительного увлажнения.

В течение ноября (40,2 мм в среднем) было зарегистриро­вано последовательное снижение уровня продуктивности этой культуры (с +7,4% до -15,2%) по мере увеличения объ­емов выпадающих осадков (с -62,7% до +128,8%), или по -0,118% урожая за каждый +1,0% повышающегося уровня увлажнения. При этом, наиболее высокие темпы сниже­ния урожайности были зарегистрированы в интервале повышенных значений режима увлажнения (от +31,2% до +128,8%): т.е. по -0,169% за каждый +1,0% осадков, против: -0,065%, характерных для остальной части интервала изу­ченной динамики объемов осадков (от -62,7% до +31,2%). В итоге, зона положительного влияния осенних осадков на урожайность сахарной свеклы была ограничена, в т.ч.: в сентябре: от 9,6 мм до 112,0 мм, в октябре: от 9,6 мм до 65 мм и в ноябре: от 15,0 мм до 52,7 мм, а оптимальные значе­ния составляли, соответственно: 90,3 мм, 16,8 мм и 15,0 мм.

Месяцы зимнего периода (рис.3). Осадки, выпавшие в декабре (в среднем 35,2 мм), обладали влиянием проти­воположного направления: уровень урожайности после­довательно и пропорционально (но умеренно) возрастал (с -5,9% до +7,0%) по мере увеличения объемов выпада­ющих осадков (с -58,1% до +54,7%), что оценивалось в +0,114% прироста урожайности за каждый +1,0% допол­нительных объемов этого метеофактора.

В январе (33,5 мм) аналогичная ситуация была зареги­стрирована в интервале от -52,2% до +62,7% объемов среднемесячных осадков и оценивалась умеренным при­ростом уровня урожайности с -0,4% до +8,5%, т.е. +0,08% прироста уровня продуктивности за каждый +1,0% уве­личения уровня увлажнения. Однако дальнейшее повы­шение уровня увлажнения (до +94,3%) сопровождалось резким снижением продуктивности (с +8,5% до -14,9%), что составляло: -0,74% падения урожайности за каждый +1,0% сверхоптимальных объемов осадков.

Увеличивающиеся объемы осадков, зарегистрирова­ны в феврале (33,5 мм) обладали (также как и в январе) последовательным положительным влиянием (прирост урожая составил: с +1,8% до +26,0%) вследствие оптими­зации режима увлажнения (с -52,2% до -6,0%). При этом прирост урожая зоне дефицита осадков оказался более умеренным (+0,104%), чем в зоне повышенного увлажне­ния (+0,173%).

Таким образом, интервалы положительного влияния ат­мосферных осадков на уровень урожая сахарной свеклы были ограничены, в т.ч. в декабре: с 46,5 мм до 54,3 мм, в январе: с 33,1 мм до 54,5 мм и в феврале: с 16,0 мм до 68,7 мм, а оптимальные «точки» — соответственно: 54,3 мм, 54,5 мм и 68,7 мм.

Месяцы весеннего сезона (рис.4) Анализ многолетних данных показал, что осадки, зарегистрированные в марте (в среднем 25,2 мм) обладали положительным влиянием на формирование продуктивности культуры в интерва­ле значений: от -60,9% до +98,4%, которое оценивалось суммарным приростом урожайности от -11,4% до +13,6%, что составляло: по +0,156% прироста урожая за каждый +1,0% повышенных объемов среднемесячных осадков. Последующее повышение постоптимальных значений этого метеоиндикатора (с +98,4% до +142,1%) уже про­воцировало снижение уровня продуктивности культуры (с +13,6% до +6,1%), что оценивалось в -0,172% падения урожая за каждый +1,0% дополнительных осадков.

В апреле (39,4 мм в среднем) положительное влияние воз­растающих объемов осадков ограничивалось интервалом значений от -75,4% до +14,2%, которое сопровождалось прибавкой урожайности (с -19,9% до +13,6%), что оцени­валось: в +0,374% повышения уровня продуктивности в «ответ» на каждый +1,0% увеличения уровня увлажнения. Между тем, дополнительные (сверхоптимальные) объемы осадков (выше +14,2%) провоцировали и некоторое сни­жение урожайности (+12,0% до +7,1%), что составляло: -0,077% падения уровня продуктивности за каждый +1,0% сверхоптимальных значении уровня увлажнения.

Выпадающие в мае (в среднем 50,3 мм) объемы атмос­ферных осадков характеризовались последовательно положительной реакцией растений сахарной свеклы, в целом оцениваемой в +0,173% прироста уровня урожай­ности за каждый +1,0% увеличения уровня увлажнения. Вместе с тем, в зоне оптимизации засушливых условий (с -70,6% до -14,9%), темпы увеличения урожая составляли +0,424% за +1,0% объемов осадков, а в интервале повы­шенных значений уровня увлажнения (с +4,2% до +93,4%) этот показатель оказался существенно (более чем в 3,6 раза) ниже: по +0,116% за +1,0% объемов осадков. Более того, после дальнейшего повышения уровня увлажнения (выше +93,4%) было отмечено и снижение продуктивно­сти: -0,180% урожая за каждый +1,0% дополнительных ресурсов увлажнения, отмеченных в интервале от +93,4% до +110,3% объемов среднемесячных осадков.

В итоге, границы зон благоприятного влияния весенних осадков на уровень урожайности сахарной свеклы были зарегистрированы, в т.ч.: в марте: с 25,1 мм до 61,0 мм, в апреле: с 45,0 мм до 81,0 мм и в мае: 82,5 мм до 105,8 мм, а оптимальные значения составляли, соответственно: 50,0 мм, 45,0 мм и 97,5 мм.

Месяцы летнего сезона (рис.4) В июне (75,6 мм, в сред­нем) реакция растений сахарной свеклы на динамику объемов среднемесячных осадков (в интервале от -47,1% до +74,6%) сопровождалась приростом уровня урожай­ности в +38,8% (с -10,8% до +28,0%), или оценивалась в +0,319% прироста продуктивности за каждый +1,0% воз­растающего уровня увлажнения. Причем, наиболее высо­кие темпы (в 1,87 раза) увеличения уровня урожайности были характерны для интервала повышенных объемов осадков (с +2,5% до +74,6%), которые оценивались в +0,386%, против +0,210% — в зоне оптимизации засушли­вых условий произрастания растений (с -47,1% до +2,5% среднемесячных объемов).

Возрастающие значения дооптимальных объемов осад­ков июля (в зоне с -61,8% до -23,7%, при среднем коли­честве в 78,6 мм) сопровождались наиболее акцентиро­ванной положительной реакцией растений (суммарный прирост урожайности в +26,9%, или с -12,5% до +11,4%), что составляло: +0,62% увеличения продуктивности за каждый +1,0% повышающихся объемов осадков. Однако, последующее увеличение уровня увлажнения (с -23,7% до +93,4%) уже провоцировало последовательное, но умеренное снижение урожайности (с +11,4% до -0,1%), т.е. по -0,123% падения продуктивности за каждый +1,0% сверхоптимального увлажнения.

Аналогичным образом, в августе (58,4 мм, в среднем) на первом этапе оптимизации режима увлажнения (с -66,1% до +84,1%) уровень повышения урожайности сахарной свеклы составил в сумме +21,0% (с -48,1% до +16,2%), что оценивалось в +0,110% прироста урожая за +1,0% увели­чения количества осадков. Наоборот – после превышения оптимальных объемов осадков (с +84,1% до +98,5%) уро­вень продуктивности культуры резко снизился (с +16,2% до +4,2%), т.е. на -12,0% к среднемноголетнему значению.

Таким образом, интервал значений объемов осадков, продемонстрировавших благоприятное влияние на фор­мирование урожайности культуры был ограничен, в т.ч.: в июне: с 77,5 мм до 131,5 мм, в июле: с 60,0 мм до 140,0 мм и в августе: с 62,5 мм до 115,9 мм, а оптимальные «точки» были зарегистрированы, соответственно: 131,5 мм, 60,0 мм и 107,5 мм.

Реакция растений на дефицит осадков. Растения са­харной свеклы, по-видимому, обладают более высоким адаптивным потенциалом по отношению к феномену засухи (по сравнению с остальными полевыми культу­рами). Так, под влиянием акцентированных засушливых условий наиболее существенное снижение уровня про­дуктивности этой культуры было зарегистрировано по показателям следующих 3 месяцев: в апреле (-19,9%, или -0,263% за каждый – 1,0% снижения объемов осадков), в мае (-24,0%, или -0,340%) и в августе (-14,8%, или -0,224%, соответственно).

В условиях других 5 месяцев с/х года была отмечена лишь очень умеренно выраженная реакция растений этой культуры на дефицит увлажнения, в т.ч.: в январе (-0,4%, или -0,008% за каждый -1,0% снижения объемов осад­ков), в декабре (-5,9%, или -0,102%), а также более суще­ственный уровень: в марте (-11,4%, или -0,184%), в июне (-10,8%, или -0,229%) и в июле (-12,5%, или -0,202%).

По показателям 4 месяцев с/х года была отмечена также и положительная реакция культуры на дефицит сред­немесячных осадков, в том числе: умеренного уровня в ноябре (+7,4%, или +0,117% за каждый -1,0% снижения объемов осадков), а также менее существенного уров­ня: в сентябре (+0,8%, или +0,01%), в октябре (+0,1%, или +0,0015%) и в феврале (+1,8%, или +0,035%).

Реакция на избыточные объемы осадков. Анализ мно­голетних данных показал, что реакция растений сахар­ ной свеклы на повышенные объемы осадков оказалась ткже различной и разнонаправленной в зависимости от периода с/х года. Так, наиболее существенное влия­ние на уровень продуктивности (+26,0%, или +0,248% за каждый +1,0% увеличения объемов осадков) было заре­гистрировано для осадков, выпавших в феврале, а также для осадков июня (+28,0%, или +0,78%). В тоже время, сверхвысокие объемы осадков, выпавших в ноябре, ока­зали отрицательное влияние на уровень урожая (-25,2%, или -0,195% за +1,0% объемов осадков). Аналогичное явление было зарегистрировано и для осадков января (-14,9%, или -0,158%, соответственно).

Существенно сниженной (но положительной) оказалась реакция растений сахарной свеклы на повышенные объ­емы осадков в другие 6 месяцев с/х года, Так, повышение уровня урожайности было отмечено для увеличенных объемов осадков в мае (+7,4%, или +0,067% за каждый +1,0% осадков), в декабре (+7,0%, или +0,130%), марте (+6,1%, или +0,043%), апреле (+5,3%, или 0,050%) и в ав­густе (+4,2%, или +0,043%) за каждый +1,0% повышения уровня увлажнения. Только символической оказалась прибавка урожая корней сахарной свеклы вследствие повышенных объемов осадков в сентябре (+0,2%, или +0,0025%).

С другой стороны, подтвердилось отрицательное, хотя и умеренное влияние повышенных объемов осадков, вы­павших в октябре (-4,4%, или -0,038%) и чисто символиче­ское – в июле (-0,1%, или -0,0011%).

Характерно, что при изучении влияния увеличивающих­ся объемов атмосферных осадков для некоторых меся­цев с/х года были отмечены т.н. оптимальные точки, т.е. максимальные объемы осадков, последующее увеличе­ние которых сопровождалось уже снижением продук­тивности культуры. Так, оптимальные объемы осадков для культуры сахарная свеклы составляли: в сентябре: 90,3 мм, октябре: 16,8, в январе: 54,3; марте: 50,0; апреле: 45,0; мае: 97,5; июле: 60,0 и в августе: 107,5 мм.

Реакция растений сахарной свеклы на динамику коле­баний среднемесячных значений температуры воз­духа. Анализ многолетних данных (1945-2015 г.г.) пока­зал, что растения сахарной свеклы продемонстрировали также и достаточно консервативную реакцию на колеба­ния значений температуры воздуха в течение большин­ства месяцев периода вегетации. В результате было отме­чено только 24,2% данных, характеризующих колебания уровня продуктивности культуры в интервале, превыша­ющих отклонения в +10% от среднемноголетних значе­ний, в т.ч. 12,1% в направлении снижения и столько же (12,1%) в направлении повышения значений уровня уро­жайности. Аналогичные показатели, например для куку­рузы составляют 52,0%, а для озимой пшеницы: 50,3% от общего массива данных по уровню урожайности. Рассчи­танный по этим критериям для урожайности сахарной свеклы коэффициент волатильности (восприимчивости, реагирования и т.п.) (Кvol.) был равен 0,162 ед. в т.ч. для месяцев осенне-зимнего периода: Кvol=0,17 ед., а также: Кvol=0,153 ед. – для 6 месяцев весенне-летнего периода.

в) Реакция растений сахарной свеклы на динамику колебаний среднемесячных значений гидротерми­ческого коэффициента (ГТК) (рис.5).

  • ГТК сентября. Аналогично (как и по критерию средне­месячных объемов осадков за этот месяц с/х года), ди­намика значений уровня урожайности сахарной свеклы оказалась очень консервативной – колебания значений этого показателя составили всего от 150,8% до 102,1% т.е. -48,7% в «ответ» на изменения значений ГТК с 0,2 до 1,92 ед. (или -2,86% за +0,1 ГТК) а затем чисто символически снизилось до 100,2% (при увеличении значений ГТК до 2,38 ед.).
  • ГТК октября. Реакция растений на изменения значений ГТК в октябре оказалась несколько более существенной. Вследствие повышения значений этого индикатора (с 0,37 до 0,56 ед.) было отмечено увеличение уровня уро­жайности на +9,7% (с 100,1% до 109,8%), что оценивалось как прирост +5,1% уровня продуктивности культуры за каждую +0,1 ед. ГТК. Характерно, что последующее уве­личение значений этого коэффициента (с 0,56 до 2,42 ед.), наоборот – сопровождалось последовательным (но умеренным) снижением уровня урожайности в сумме на +14,6% (с 109,8% до 95,6%), что составляло: -0,785% за ка­ждую +0,1 ед. ГТК.
  • ГТК апреля. На первом этапе увеличения значений ГТК (с 0,34 до 1,52 ед.) было зарегистрировано суммарное по­вышение уровня урожайности на +33,5% (т.е. с 80,1% до 113,6%), что оценивалось как прирост в +2,84% урожая «в ответ» на каждую +0,1 ед. прироста значений этого коэф­фициента. Характерно, что при дальнейшем увеличении его индексов (с 1,52 до 2,38 ед.) уже было отмечено уме­ренное снижение уровня продуктивности (с 113,6% до 105,3%), что составляло: -0,643% урожая за каждую +0,1 ед. ГТК.
  • ГТК мая. Увеличивающиеся значения ГТК в этом месяце (с 0,32 до 2,07 ед.) сопровождались последовательным повышением уровня урожайности сахарной свеклы (с 76,0% до 110,4%), что определялось как +1,97% прироста уровня продуктивности в «ответ» за каждую +0,1 ед. ГТК. Превышение «оптимальной точки» (2,07 ед.) этого коэф­фициента теперь уже «оплачивалось» некоторым сниже­нием урожая (-3,0%), что обеспечивало темпы этого изме­нения в -1,43% за каждую +0,1 ед. ГТК.
  • ГТК июня. Повышение значений ГТК в июле (с 0,69 до 2,34 ед.) сопровождалось последовательным приростом уровня урожайности сахарной свеклы в сумме на +38,8% (с 89,2% до 128,0%), что соответствует прибавке в +2,35% урожая за каждую +0,1 ед. ГТК. При этом, темпы прироста уровня продуктивности культуры оказались наиболее высокими (+2,86%) в интервале повышенных значений коэффициента (выше 1,37 ед.), чем в зоне его умеренных значений (от 0,69 до 1,37 ед. ГТК), которые оценивались только в +1,8% за каждую +0,1 ед. ГТК.
  • ГТК июля. Зона положительного влияния увеличивающих­ся значений этого коэффициента ограничивалась лишь ин­тервалом от 0,47 до 0,97 ед. ГТК, которое составило в сумме в +23,9% прироста урожая, что оценивалось в +4,78% за +0,1% ГТК. Последующее увеличение значений этого инди­катора (с 0,97 до 2,46 ед.) сопровождалось снижением уров­ня продуктивности на -11,5% (т.е. по -0,782% за +0,1 ед.ГТК).
  • ГТК августа. Увеличивающиеся значения ГТК (в интерва­ле от 0,32 ед. до 1,79 ед.) обеспечивали суммарную при­бавку уровня продуктивности в +25,0%, что обеспечива­ло прирост в +1,70% урожая за каждую +0,1 ед. этого ин­дикатора. Однако последующее превышение этого уров­ня (с 1,79 до 1,96 ед. ГТК) уже спровоцировало снижение продуктивности на -6,0% (со 110,2% до 104,2%) и это со­ставило: -3,53% за каждую +0,1 ед. этого индикатора.

Анализ многолетних данных показал, что наиболее ак­центированную реакцию на изменения ГТК растения сахарной свеклы продемонстрировали в мае (-24,0% урожая), апреле (-19,9%), июне (-10,8%), июле (-12,5%) и в августе (-14,8%) – «в ответ» на сниженные значения ГТК в интервале (от 0,69 до 0,32 ед.), а в июне (+28,0%) – на повышенные значения ГТК (2,34 ед.). Уровень реакции растений на колебания значений ГТК в другие месяцы с/х года «укладывались» в латитуду в +10% колебаний рожая.

Кроме того, были зарегистрированы т.н. «оптимальные точки» значений ГТК, в т.ч.: в октябре (0,56 ед.), апреле (1,52 ед.), июле (0,97 ед.) и в августе (1,79 ед.), превышение которых также сопровождалось снижением уровня про­дуктивности сахарной свеклы.

Данные, характеризующие специфику реакции рас­тений сахарной свеклы на динамику колебаний сред­немесячных значений метеофакторов, кроме физи­олого-генетических особенностей этой культуры, в определенной степени были консолидированы и спецификой технологии ее возделывания (создание повышенного осенне-зимнего запаса влаги в почве по­сле ранних предшественников, использование повы­шенных доз удобрений, интенсивная борьба с сорня­ками, болезнями и вредителями и т.н.). Это аргумен­тирует необходимость дальнейшей оптимизации не только селекционно-генетического процесса, но и дальнейшей оптимизации элементов технологии возделывания этой культуры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *