Реакция растений культуры подсолнечника на динамику колебаний среднемесячных индексов метеофакторов в условиях Молдовы

Вронских М.Д., проф. ГУ НИИПК «Селекция», Бэлць, Республика Молдова

Анализ данных, накопленных за последние 70 лет (1946-2015 гг), показал, что растения подсолнечника в силу своих особенностей (засухо- и термоустойчивость, глубоко залегающая корневая система, невысокий уровень водопотребления и т.п.), обладали существенно более консервативной реакцией, на изменения метеофак­торов, чем озимая пшеница и кукуруза. Так, например было установлено, что коэффициенты корреляции («r») между уровнем урожайности подсолнечника и объемами осадков за весенне-летние месяцы (март-июнь) коле­бались в пределах от +0,246 до +0,345 ед., а у озимой пшеницы: от +0,207 до +0,476 ед. и у кукурузы: от +0,332 до +0,477 ед. В апреле эти показатели составили: 0,345; 0,476 и 0,477 ед. – соответственно.

а) реакция растений на среднемесячные температу­ры воздуха

Многолетние данные, характеризующие влияние тем­ператур воздуха (* на рост и развитие подсолнечника, показали сколь разнообразным (и разнонаправленным) может оказаться это явление, определяемое, однако, не только величиной значений этого метеоиндикатора, но и периодом (сезоном) с/х года и фазой развития культуры (табл.1).

– месяцы осеннего сезона (рис.1)

Выяснилось, что в сентябре реакция растений подсол­нечника была достаточно хорошо выраженной даже в от­носительно узком интервале изученных значениях тем­ператур (от +12,5 до +18,3оС, или в интервале от -19,7% до +117,3% к среднему многолетнему значению). Наи­более существенная отрицательная реакция растений более (-24,0% урожая) была зарегистрирована в случае снижения среднемесячных температур, чем на -19,7% (с +15,6оС до +12,5оС), что оценивалось потерей -12,2% урожая за каждый –1,0% падения температуры воздуха. Оптимальная температура для этого месяца была зареги­стрирована на уровне +13,5оС, что было на -13,5% (-2,1оС) ниже среднемноголетнего индекса (+15,6оС). Дальней­шее повышение среднемесячных температур (до +18,3оС, или до +117,3% к среднему) сопровождалось последова­тельным снижением уровня продуктивности (на -22,3%), что определяло потерю в -0,72% урожая за каждый +1,0% повышения объемов тепловых ресурсов.

Тренд увеличения среднемесячных температур октября (с +10,6% до +40,4% к среднему значению) сопровождал­ся последовательным повышением уровня урожайности (с 58,9% до 113,0%, или с 8,6 ц/га до 16 ц/га, что оценива­лось в +0,417% роста продуктивности за каждый +1,0% прироста средних температур этого месяца).

Для динамики температур ноября характерным оказа­лось резкое падение уровня урожайности подсолнечни­ка вслед за снижением среднемесячных температур на -84,7% (до +0,54оС), которое сопровождалось снижением уровня продуктивности этой культуры на -41,8%. Это оце­нивалось как -0,493% снижения урожайности в «ответ» на каждый -1,0% падения температуры воздуха. Наоборот – последующий подъем температуры (с +22,7% до +79,0%) уже сопровождался последовательным (и умеренным) падением уровня продуктивности (со 117,8% до 100%), что составляло -0,114% урожая за +1,0% прироста темпе­ратур ноября.

В итоге, зона благоприятных температур для развития культуры подсолнечника в осенний период была ограни­чена в т.ч.: в сентябре в интервале от +13,5 до +16,5оС, в октябре: выше +8,93оС до 12,5оС и в декабре: от +0,8 до +3,75оС а оптимальные значения температур: +13,5оС – в сентябре, +12,5оС – в октябре и +0,8оС – в ноябре.

– месяцы зимнего сезона (рис.1, табл.1)

Опосредованная реакция культуры подсолнечника на колебания значений температур декабря оказалась до­статочно консервативной. Она была положительной (+21,3% прироста продуктивности) вследствие увеличе­ния температур в интервале от 69,3% до 83,8% от средних многолетних значений, этого метеофактора оценивалось в +1,47% увеличения уровня продуктивности культуры в «ответ» на +1,0% повышения температур. Наоборот – последующее повышение этого индикатора (с 83,8% до 167%, или с -1,17оС до -0,59оС) уже сопровождалось по­следовательной отрицательной тенденцией снижения урожайности, которое составила в сумме -23,3%, или -0,28% продуктивности культуры в «ответ» на каждый +1,0% повышения температур декабря.

Для динамики температур января оказался характерным достаточно медленный прирост урожайности (+26,7%) при увеличении значений в интервале от 46,1% до 135,4% (т.е. от -7,37оС до -2,5оС), что оценивалось лишь в +0,299% за каждый +1,0% повышения температур. Следует отве­тить также и феномен резкого падения уровня продук­тивности (на -50,0%) в узком интервале дальнейшего подъема температур на +9,5% (с 135,4% до 144,9%, или с -2,5оС до -2,3оС), который теперь оценивался в -5,26% сни­жения урожая за каждый +1,0% дальнейшего повышения температур воздуха.

Более последовательной (хотя и слабовыраженной) оказа­лась реакция этой культуры на динамику изменений значе­ний температур февраля. Так, в интервале изученных пара­метров температурного режима (с 38,7% до 135,4%), было зарегистрировано последовательное повышение уровня урожайности (с 84,9% до 105,5%), что определялось при­ростом +0,213% уровня продуктивности культуры в «от­вет» на +1,0% повышения температур воздуха. При этом прирост урожайности оказался несколько выше (+0,287% за 1,0%) в зоне сниженных температур (по сравнению со среднемноголетним значением), но наиболее сниженным (+0,111%) – в зоне повышенных температур воздуха.

В итоге, зона благоприятных температур для культуры подсолнечника оказалась ограниченной. А именно, в де­кабре: от -1,17оС до -0,72оС; в январе: от -3,27оС до -2,5оС и в феврале: от -2,72оС до -1,38оС а «оптимальные точки» температур, соответственно: -1,15оС, -2,45оС и < -1,26оС.

– температуры весеннего периода (рис.2)

Реакция культуры подсолнечника на динамику измене­ний температур марта оказалась последовательно по­ложительной (хотя и весьма умеренной: +11,8%) на всем протяжении интервала изученных значений (с 19,1% до 257,3%). Таким образом, она оценивалась приростом лишь +0,05% урожая в расчете за +1,0% повышения тем­ператур воздуха.

Реакция этой культуры на снижение температур (на -23,9%) в апреле сопровождалась падением уровня уро­жайности на -9,9% (или -0,414%) в «ответ» на каждый -1,0% снижения значений этого индикатора. Повышение температур воздуха на +40,2%, при превышении оптиму­ма в +8,25оС также сопровождалось снижением уровня продуктивности (на -17,5%), что соответствовало паде­нию урожайности из расчета -0,435% за каждый +1,0% увеличения значений температуры воздуха.

Реакция растений подсолнечника на динамику повыше­ния температур воздуха в мае оказалась последователь­но отрицательной, хотя и менее выраженной, чем у ози­мой пшеницы и кукурузы. Так, в интервале повышения температур от 82,4% до 125,1% (с +12,8 до +19,6оС) было зарегистрировано падение уровня продуктивности на -22,3%, что оценивалось в среднем в -0,52% за каждый +1,0% увеличения тепловых ресурсов: в -0,82% – на трен­де избытка этого индикатора (т.е.превышения значений среднемноголетнего показателя).

В итоге, зоны оптимальных значений температур воз­духа для развития культуры подсолнечника в весенний период были ограничены. А именно: для марта выше +3,75оС; для апреля от +6,2 до +8,24оС и для мая от +12,9 до +16,2оС. А оптимальные значения, составляли, соот­ветственно: +6,15оС, +8,25оС и +12,9оС.

– температуры летнего сезона (рис.2)

Реакция растений подсолнечника на динамику повыше­ния температур июня оказалось последовательно отри­цательной (в сумме -48,3% урожая) практически на всем протяжении интервала значений (от 95,7% до 115,4% к среднему многолетнему индексу), что оценивалось в -2,45% падения уровня продуктивности за каждый +1,0% повышения температур. Лишь на небольшом «отрезке» тренда снижения этого индикатора (с 95,7% до 93,1%) было зарегистрировано снижение урожайности этой культуры (на -3,5%). Это определялось как -1,35% паде­ния уровня продуктивности культуры в «ответ» на -1,0% снижения температуры воздуха.

В течение июля растения подсолнечника последователь­но и равномерно, но отрицательно, реагировали на по­ вышение температур с высокой средней «скоростью» в -2,12% снижения уровня урожая за каждый +1,0% увели­чения тепловых ресурсов.

Аналогичным образом, была зарегистрирована и реак­ция растений на динамику температур, характерную для августа. В процессе последовательного повышения уров­ня среднемесячной температуры (с 91,8% до 119,0%, или с +18,4оС до +23,8оС) было отмечено снижение уровня продуктивности суммарно на -33,2%, что оценивалось -1,22% за каждый +1,0% прироста температур.

В итоге, границы интервалов температур благоприятных для развития культуры подсолнечника в летний пери­од, ограничивались. А именно, для июня от +17,6оС до +18,7оС, для июня от +18,8оС до +20,6оС и для августа от 18,40 до +19,25оС. А «оптимальные точки», соответствен­но: +18,0оС, +18,7оС и 18,4оС.

Таким образом, наиболее выраженной отрицательная ре­акция растений подсолнечника на снижение температу­ры воздуха оказалась в октябре (41,1%), ноябре (-41,8%), декабре (-21,3%), январе (-23,7%) и феврале (-20,6%);

– наиболее резкое падение уровня урожая, наступавшее после превышения значений оптимальных температур, было зафиксировано в январе (-27,4%) и декабре (-15,1%);

– положительная реакция растений этой культуры была зарегистрировано в зоне сниженных температур всех летних месяцев и мая. Для этих же месяцев было харак­терным существенное снижение урожайности при пре­вышении (в пределах выше +10%) среднемесячных зна­чений температур воздуха;

– положительная реакция растений этой культуры на превышение среднемноголетних значений температур воздуха было отмечено для октября (+13,0%), февраля (+5,5%) и весьма умеренная – для марта (+4,1%).

б) Реакция растений на динамику среднемесячных объемов осадков

Хотя подсолнечник считается одной из наиболее засухоу­стойчивых полевых культур, анализ многолетних данных показал, что этот феномен проявлялся далеко неодно­значно, и разнонаправлено в условиях различных меся­цев сельскохозяйственного года.

– осадки месяцев осеннего сезона (рис.3)

Дефицит атмосферных осадков, отмеченный в сентябре, обладал лишь умеренным отрицательным влиянием на формирование уровня продуктивности подсолнечника. Была зарегистрирована лишь крайне умеренная реак­ция растений (-3,8% урожая) в острозасушливых услови­ях (-79,4% осадков). Это оценивалось потерей урожая в -0,048% за каждый -1,0% снижения объемов среднеме­сячных индексов. Больше того, уровень продуктивности этой культуры не снижался и в годы, когда в сентябре дефицит осадков оценивался в -57,1%, а в умеренно за­сушливых условиях (-14,2% осадков), урожайность куль­туры зарегистрировала даже слабую тенденцию к повы­шению (+0,7%), или +0,05% за каждый -1,0% сниженных объемов осадков. Отмечено дальнейшее увеличение объемов среднемесячных осадков на I этапе повыше­ния уровня увлажнения (+28,7%) в т.ч.: +0,26% урожая за каждый +1,0% осадков и +0,11% – за +1,0% – при сильном (в +93,1%) превышении значений среднемноголетнего объема осадков. Наконец, при максимальном превыше­нии уровня увлажнения (+140,3%) урожайность подсол­нечника зарегистрировала тенденцию к снижению уро­жайности: в т.ч.: -0,005% за +1,0% общей суммы осадков и -0,22% за каждый +1,0% превышения оптимальных объе­мов осадков (+93,1%, или 90,0 мм).

В октябре реакция растений на прирост объемов осад­ков оказалась последовательно положительной в интер­вале от -67,9% до +17,0%, где прибавка урожая составила в сумме +11,0% в «ответ» на +84,9% прироста объемов осадков (т.е.+0,130% за каждый +1,0% увеличения уров­ня увлажнения). Также как и в условиях сентября была отмечена оптимальная точка (+17,0%, или 35,0 мм осад­ков), превышение ее значений провоцировало снижение уровня продуктивности этой культуры, которое заключа­лось в потере -0,253% урожая за каждый +1,0% дополни­тельных объемов осадков.

В ноябре была отмечена аналогичная закономерность: реакция растений оказалась положительной лишь в ин­тервале от -62,7% до +31,2%, что оценивалось в +0,239% прироста за каждый +1,0% осадков. Последующее увели­чение объемов осадков (выше оптимума в +31,2%, или 52,7 мм), наоборот – было «оплачено» падением уровня продуктивности на +3,7 процентов. Это оценивалось в -0,14% снижения урожайности за каждый +1,0% превы­шения постоптимальных значений уровня увлажнения.

Таким образом, зона положительного влияния объемов осадков осенних месяцев была ограничена. А именно, в сентябре от 20,0 до 112,0 мм, в октябре от 16,6 до 45,0 мм и в ноябре от 39,7 до 82,4 мм. А оптимальные значения этого индикатора составили, соответственно: 90,0 мм, 35,0 мм и 52,7 мм.

– месяцы зимнего сезона (рис.3)

Анализ показал, что реакция подсолнечника на измене­ния объемов осадков в декабре оказалась аналогичной таковой для месяцев осеннего сезона. Так, прирост уров­ня урожайности составил: +27,4% в интервале повышен­ных объемов осадков от -58,0% до +32,1%, а последующее увеличение уровня увлажнения (с +32,1% до +54,7%, или +22,6% (+8,0 мм к оптимальному значению) провоцирова­ло снижение уровня продуктивности на -13,0 процентов. Таким образом, темпы роста уровня урожайности подсол­нечника под влиянием повышающихся значений доопти­мальных объемов осадков составили: +0,58%, а на постоп­

 

тимальном интервале (выше 46,5 мм), наоборот: -0,35% за каждый +1,0% дополнительных объемов осадков.

Другие закономерности были характерны для динамики среднемесячных осадков в январе и феврале. Так, по­следовательное увеличение уровня увлажнения в янва­ре (с -52,2% до +94,3%) обеспечивало в сумме прирост значений продуктивности этой культуры на +22,3%, что оценивалось как +0,157% за каждый +1,0% увеличения объемов осадков. В феврале соответствующие индикато­ры составили: +37,0% урожая за +153,5% уровня увлаж­нения, что определялось, как +0,24% увеличения уровня продуктивности за каждый +1,0% объемов осадков.

В итоге, зоны положительной реакции подсолнечника на режим увлажнения были ограничены. А именно, в дека­бре от 33,1 до 46,6 мм, в январе от 43,9 до 65,1 мм и в фев­рале от 31,5 до 68,5 мм, а оптимальные значения состави­ли, соответственно: 46,6 мм, 65,1 мм и 68,5 мм.

– осадки месяцев весеннего сезона (рис.3)

Было отмечено, что для всех месяцев этого периода было характерным наличие оптимальных уровней объемов осадков. Так, в марте последовательное увеличение ко­личества атмосферных осадков (с -61,9% до +98,4%) со­провождалось повышением уровня продуктивности этой культуры (на +20,3%), а дальнейшее повышение значений этого показателя (с 98,4% до 142,1%) наоборот – прово­цировало некоторое его снижение (с +20,3% до +11,6%). В итоге, это оценивалось прибавкой урожая в +0,149% в зоне дооптимальных значений уровня увлажнения и толь­ко +0,05% – на интервале постоптимальных объемов осад­ков за каждый +1,0% повышения объемов осадков.

Аналогичная закономерность была зарегистрирована и в апреле: в интервале прироста значений от -75,4% до +14,2%, была зафиксирована прибавка урожая в +38,4%, а при постоптимальных значениях (с +14,2% до +77,7%) уровень продуктивности несколько снизился: с +10,3% до +8,2 процента. Таким образом, если на этапе доопти­мальных объемов осадков прирост уровня продуктивно­сти повышался на +0,989%, то в зоне постоптимальных значений – только +0,033% в «ответ» за каждый +1,0% увеличения объемов атмосферных осадков.

В зоне повышающихся дооптимальных значений осад­ков в мае на каждый +1,0% прироста объемов осадков (в интервале от -70,6% до +93,4%) растения подсолнечника реагировали повышением уровня продуктивности на +0,367%, а при последующем (постоптимальном) увели­чении (с -93,4% до +110,3%) – только +0,227% (в расчете прирост за +1,0% осадков).

Таким образом, интервал значений объемов среднеме­сячных осадков, зарегистрировавших положительную реакцию растений подсолнечника, оказался ограничен­ным. А именно, в марте от 35,0 до 61,0 мм, в апреле от 25,0 до 80,8 мм, а в мае от 67,5 до 105,8 мм. А оптималь­ные объемы составили, соответственно: 50,0 мм, 45,0 мм и 82,5 мм.

– осадки месяцев летнего сезона (рис.3)

В «ответ» на последовательно повышающиеся значения объемов осадков в июне (с -47,0% до +74,6%) был зареги­стрирован пропорциональный прирост уровня урожай­ности в сумме на +34,2%, что оценивалось в +0,268% за каждый +1,0% увеличения уровня увлажнения.

В июле зона оптимальных значений объемов осадков оказалась ограниченой до -23,7% к среднемноголетним объемам (или до 60,0 мм), а последующее увеличение уровня увлажнения (с -23,7% до +93,4%), уже сопрово­ждалось снижением уровня урожайности культуры (на -18,5%). В итоге, прибавка уровня продуктивности на I этапе дооптимальных значений составила: +0,486%, а на втором (постоптимальные объемы), наоборот: -0,158% за каждый +1,0% прироста объемов осадков.

В августе уровень урожайности подсолнечника последо­вательно (но умеренно) увеличивался (в сумме на +9,6%) на всем интервале повышающихся значений объемов осадков (с -66,1% до +98,5%), что оценивалось лишь в +0,058% прироста продуктивности культуры за каждый +1,0% повышения уровня увлажнения.

Таким образом, было установлено, что зона положитель­ной реакции растений подсолнечника на объемы выпа­дающих атмосферных осадков была ограничена. А имен­но, в июне с 77,5 до 132,0 мм, в июле от 60,0 до 100,0 мм и в августе от 92,5 до 115,9 мм. А оптимальные значения составили, соответственно: 132,0 мм, 60,0 мм и 115,9 мм.

а) Реакция растений на дефицит осадков. Анализ многолетних данных показал, что отрицательная реак­ция растений подсолнечника на этот феномен оказа­лась наиболее выраженной в июне (-33,3% снижения продуктивности), а также в апреле (-28,1%), в декабре (-17,1%) и в мае (13,7%). Это явление оценивалось, со­ответственно: в июне в -0,707%, в -0,372% – в апреле, в -0,295% – в декабре и в -0,193% – в мае за каждый -1,0% снижения объемов осадков.

В остальные 7 месяцев с/х года реакция растений на за­сушливые условия (дефицит объемов осадков) оказалась более умеренной и колебалась в пределах от -1,4-3,8% (минимум) и -5,5-6,9% (максимум). Это, в итоге, состави­ло: -0,133% за каждый -1,0% дефицита осадков в феврале, -0,111% – в марте, -0,069% – в июле, -0,048% – в сентябре, в -0,066% – в ноябре, в -0,073% – в январе и в -0,021% – в ав­густе. Кроме того, был зарегистрирован феномен увели­чения уровня продуктивности подсолнечника в условиях дефицита осадков (-67,9% к «норме») в октябре (+2,0%, или +0,0295% за каждый -1,0% дефицита осадков).

б) Реакция на повышенные объемы атмосферных осадков. Установлено, что в среднем за 70-летний пе­риод положительная реакция растений подсолнечника на этот феномен регистрировалась в течение 8 меся­цев года, а отрицательная – в 4 месяца года. Наиболее существенным оказалось увеличение продуктивности этой культуры в ответ на повышение объемов осад­ ков в феврале (+30,1%, или +0,285% за каждый +1,0% увеличения объемов), несколько меньшим: в январе (+18,5%, или +0,197%) и в июне (+17,2% и +0,230%, со­ответственно).

Более умеренной оказалась положительная реакция растений на повышенный режим увлажнения в марте (+11,6%, или +0,082% за каждый +1,0% увеличения объ­емов осадков), а также в апреле (+8,2% или +0,078%), в мае (+9,9%, или +0,09%), и в августе (+8,2%, или +0,083%). В сентябре это влияние оказалось скорее символическим (в сумме +0,7%, или +0,005% за +1,0% увеличения).

С другой стороны, были зарегистрированы и случаи от­рицательной реакции растений подсолнечника на по­вышенные объемы осадков: в т.ч.: в октябре (-12,3%, или -0,105 за каждый +1,0% превышения оптимальных объе­мов осадков), в ноябре (-3,4%, или -0,026%) и в декабре (-2,7%, или -0,05%).

Кроме того, отрицательная реакция растений подсолнеч­ника на повышенные объемы осадков (-5,5%, или -0,059%) была зарегистрирована в июле, причем оптимальный уро­вень увлажнения в этом месяце (60 мм) оказался в зоне умеренного дефицита осадков (-23,7%). А существенное снижение уровня продуктивности этой культуры было от­мечено после превышения объемов осадков на +27,2% к многолетней «норме», а максимум падения этого индика­тора (-5,5%) был зарегистрирован при превышении сред­немноголетней «нормы» на +93,4 процента.

Кроме того, случаи снижения уровня продуктивности культуры (после превышения оптимальных объемов среднемесячных осадков) были отмечены: в сентябре – выше 90,0 мм, в октябре – выше 35,0; ноябре – выше 52,7; декабре – выше 46,6; марте – выше 50,0; апреле – выше 45,0 и в мае – выше 82,5 мм.

При этом, количество «размахов» этих отклонений, пре­вышающие ±10% (от среднего уровня урожайности культуры) в этих месяцев составили, соответственно: 1,3,4,3,5,1 и 5 случаев (см.рис.3).

в) среднемесячные значения гидротермического коэффициента (ГТК) и урожайность подсолнечника (рис.4)

Реакция растений подсолнечника на динамику измене­ния значений ГТК, представляющего собой интегриро­ванный показатель взаимодействия температуры воз­духа и уровня увлажнения (определяющего, в свою оче­редь и потенциал испарения влаги, как пассивного, так и активного) представляет особый интерес.

ГТК сентября. Характерно, что довольно существенные изменения значений этого коэффициента сопровожда­лись лишь умеренными колебаниями уровня урожайно­сти. Так, при повышении значений с 0,2 до 1,92 ед.ГТК, был отмечен прирост урожайности всего лишь на +14,1%, что определялось увеличением в +0,819% продуктивности за каждую +0,1 ед. этого индикатора. Дальнейшее увели­чение постоптимальных значений ГТК (выше значения в 1,92 ед.) сопровождалось уже снижением урожая подсол­нечника на -9,6% (или -2,09% за +0,1 ед.ГТК).

ГТК октября. Аналогичным образом, увеличение значе­ний ГТК на дооптимальном «отрезке» показателей (с 0,37 до 1,30 ед.) «оплачивалось» приростом урожайности в +11,0% (т.е.по +1,18% за каждую +0,1 ед. этого коэффи­циента). В зоне постоптимальных значений ГТК (с 1,3 до 2,42 ед.) наоборот – было зарегистрировано снижение уровня продуктивности этой культуры, который опре­делялся как -2,26% за каждую +0,1 ед.прироста значе­ний индикатора, что оказалось в 1,91 раза «энергичнее», чем темпы повышения урожайности на дооптимальных значениях ГТК.

ГТК апреля. В апреле, наоборот – темпы повышения уров­ня урожайности оказались выше (+3,25% за +0,1 ед.ГТК) в зоне дооптимальных значений индикатора (с 0,34 до 1,52 ед.), чем в латитуде постоптимальных индексов (с 1,52 до 2,81 ед.), которые составляли лишь -0,163% за +0,1 ед.ГТК. Необходимо подчеркнуть повышенную отрицательную реакцию подсолнечника на острый дефицит режима ув­лажнения (например, ГТК=0,34 – катастрофическая засу­ха и ГТК=0,51 – экстремальная засуха), который прово­цировал потери урожая, соответственно: на -28,1% и на -17,5 процентов.

ГТК мая. Уровень продуктивности подсолнечника после­довательно повышался (+34,2%) в интервале роста дооп­тимальных значений ГТК (с 0,32 до 1,76 ед.), что составило: +2,37% за каждую +0,1 ед.коэффициента. Последующее повышение значений ГТК (с 1,76 до 2,28 ед.), сопровожда­лось теперь уже снижением темпов роста урожайности: на -10,6%, или -2,04% уровня продуктивности за каждую +0,1 ед.этого индикатора.

ГТК июня. В течение этого месяца последовательное уве­личение значений ГТК (с 0,69 до 2,34 ед.) сопровождалось повышением уровня урожайности в сумме на +34,2%, что оценивалось как прирост +2,07% за каждую +0,1 ед.при­роста этого показателя. Характерно, что темпы повыше­ния уровня продуктивности культуры оказались более акцентированными при более высоких значениях ГТК (с 1,64 до 2,34 ед.) и составили +3,35% против +2,08%, вы­явленных в зоне сниженных индексов этого показателя.

ГТК июля. Примечательно, что оптимальный уровень ГТК этого месяца был ограничен значением в 0,97 ед., что оценивалось прибавкой урожая в сумме +18,5% за при­рост всего 0,5 ед.этого индикатора или +3,7% за каждую 0,1 ед. Последующее увеличение значений этого коэффи­циента (с 0,97 до 2,46 ед.ГТК) уже сопровождалось после­довательным падением уровня продуктивности также на -18,5% (или по -2,26% за каждую +0,1 ед.ГТК).

ГТК августа. Гидротермический коэффициент этого меся­ца оказывал заметно меньшее влияние (по сравнению с другими полевыми культурами) по мере повышения его значений. При приросте в 1,64 ед.ГТК (с 0,32 до 1,96 ед.) уровень урожайности культуры повышался всего лишь на +9,6%, что оценивалось в +0,825% за каждую +0,1 ед.ГТК. При этом, на I этапе (от 0,32 до 1,54 ед.ГТК) темпы повышения уровня продуктивности, оказались скорее символическими: в сумме +1,54% урожая за повышение уровня увлажнения на +1,22 ед.ГТК, или по +0,115% за ка­ждую +0,1 ед.ГТК, против +1,95% (т.е.в 16,9 раз выше) за +0,1 ед.этого индикатора, зарегистрированного в интер­вале от 1,54 до 1,96 ед.этого индикатора.

Таким образом, изучение динамики значений ГТК в тече­ние периода вегетации подсолнечника позволило выя­вить следующие закономерности:

  • наиболее акцентированной оказалась отрицательная реакция растений на сниженные значения этого коэф­фициента в апреле, мае и июне. Более умеренной она оказалась в сентябре, августе и июне (снижение уров­ня продуктивности оказалось менее -10 процентов);
  • наиболее выраженной положительная реакция на по­вышенные значения ГТК была характерной для пока­зателей ГТК апреля, мая и июня;
  • отрицательная реакция растений подсолнечника, на избыточное увлажнение (выше 1,4 ед.ГТК) было заре­гистрировано для октября, июля и сентября;
  • оптимальные уровни ГТК были зарегистрированы в октябре (1,30 ед.), апреле (1,52 ед.), мае (1,76), июле (0,97 ед.), а отклонения от этих индексов (как в направ­лении снижения, так и повышения значений) сопро­вождалось падением уровня продуктивности культу­ры подсолнечника.

Анализ данных, представленных на рис.1-4, показывает, что колебания температур воздуха в целом за 12 меся­цев сопровождались невысоким уровнем волатильно­сти («чувствительности») урожайности (Кv=0,277 ед.) причем в равной степени, как в осенне-зимний, так и в весенне-летние периоды. При этом, в сезоны с дефици­том температур (<10% от среднемноголетних значений) колебания уровня продуктивности в среднем оказались в 1,32 раза выше в осенне-зимний период (Кv=0,400 ед. против Кv=0,303 ед. в весенне-летний), в т.ч.в направле­нии снижения урожаев – в 1,69 раза (Кv=0,650 ед.против Кv=0,385 ед.).

Характерно, что изменения значений температур осен­не-зимнего сезона преимущественно сопровождались колебаниями в направлении повышения продуктивности (Кv=0,773 ед.против Кv=0,182 ед.) в случаях с более высо­кими ресурсами тепла, а в условиях дефицита тепловых ресурсов, наоборот – в направлении падения урожайно­сти (Кv=0,350 ед.против Кv=0,650 ед.). В весенне-летние месяцы, наоборот – в сезоны с повышенными тепловы­ми ресурсами преобладало количество отрицательных отклонений уровня урожайности культуры (Кv=0,605 ед.против Кv=0,333 ед.), а в зоне их недостатка – в направ­лении повышенных (Кv=0,615 ед.против Кv=0,385 ед.) (феномен т.н. «компенсационной реакцией» растений).

В итоге следует отметить, что уровень наиболее ак­центированных отклонений уровня продуктивности (<±10% от средних значений) был характерным для усредненных значений параметров сниженных сред­немесячных температур (в 3,61 раза) по сравнению с повышенными температурами всех месяцев с/х года. Аналогичный показатель для месяцев осенне-зимнего сезона оказался равным 2,9 ед., а для весенне-летнего периода – 2,55 раза.

В отношении другого метеофактора – среднемесячных осадков, были отмечены другие закономерности: в сред­нем по всему блоку данных существенно преобладали положительные отклонения значений уровня продук­тивности (Кv=0,619 ед.против Кv=0,355 ед.), для отрица­тельных отклонений также как и по месяцам с повышен­ными объемами влаги (Кv=0,686 ед.против Кv=0,257 ед.). Наоборот – отрицательные отклонения урожайности доминировали в месяцы с дефицитом осадков (Кv=0,647 ед.против Кv=0,314 ед.).

Характерно, что для месяцев как осенне-зимнего, как и для весенне-летнего сезонов были зарегистрированы аналогичные закономерности (как и в целом, за с/х год). Характерно при этом, что уровень наиболее акценти­рованных «всплесков» уровня продуктивности (<±10%) был зарегистрирован для положительных значений kv: в 2,83 раза – в среднем за с/х год, в 3,0 раза – для меся­цев осенне-зимнего сезона и в 1,55 – для месяцев весен­не-летнего сезона.

В заключение следует подчеркнуть, что растения культуры подсолнечника обладали наиболее кон­сервативной реакцией на изменения параметров метеофакторов по сравнению с другими культура­ми: сводный индекс значений всех коэффициентов волатильности был равен Кv=0,368, что оказалось значительно ниже чем у озимой пшеницы (Кv=0,533), винограда (Кv=0,530), сахарной свеклы (Кv=0,426) и ку­курузы (Кv=0,416).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *