В Молдове узаконены субсидии «НА ГЕКТАР»

В середине декабря парламент принял Закон о принципах субсидирования сельского хозяйства и сельского развития. Принял быстро – чтоб не сказать в спешке, уже ставшей традицией – сразу в двух чтениях. И, по факту, почти «без оглядки» на предложения общественных организаций сель­хозпроизводителей и прочее «экспертное сообщество». Хотя сам законотворческий процесс был долог – специалисты минсельхоза и подведомственного ему Агентства по интервенциям и пла­тежам в сельском хозяйстве (AIPA) работали над этим базовым документом более двух лет. Тем не менее, «на выходе» из законодательного собрания он выглядит скороспелым и недозревшим.

Два года назад задача ставилась масштабная – будущий закон о новых принципах субсидирования его авторами замышлялся как основа радикальной реформы этой си­стемы. Поводом для нее было как минимум три. Первый – недовольство международных доноров, прежде всего Международного валютного фонда, текущим состоянием дел: задолженности госбюджета по субсидиям, сомни­тельная эффективность субсидирования, особенно в свете очевидных вызовов – климатических, макроэкономиче­ских, политических. Второй повод для реформ – соглаше­ние об ассоциации РМ-ЕС и, соответственно, задача хоть в какой-то мере гармонизировать системы субсидирования аграрного сектора Молдовы с евростандартами. Третий – требования реформы со стороны молдавских фермеров. Большинство из них «душой всецело приемлют европей­ские ценности», а вот в материальном мире находятся очень далеко от принципов и размеров субсидирования аграрного сектора, принятых в Евросоюзе.

В среднем, в странах блока субсидии фермерам – прямые выплаты и опосредованные, инфраструктурные проекты модернизации – составляют 300-350 евро на гектар сель­хозугодий. В Молдове, как отмечает эксперт в области сельского хозяйства, доктор экономических наук Виктор Мороз, «уже многие годы масштаб субсидирования аграр­ного сектора колеблется в диапазоне 17 евро – 19 долла­ров из расчета на один гектар обрабатываемых сельхозу­годий, и порядковых изменений в секторе мы не наблю­даем». По большому счету, на такую трансформацию сель­ского хозяйства страны банально не хватает средств (не говоря уж о том, что и те, что есть в наличии, расходуются без должного технико-экономического обоснования).

С учетом этого, большие надежды и разработчики закона о субсидировании, и его будущие бенефициарии возлага­ли на увеличение госбюджетных ассигнований в сельское хозяйство. Прежде всего, авторы закона нацелились изме­ нить принцип формирования госбюджетного фонда под­держки сельхозпроизводителей. На протяжении послед­них полутора десятков лет размер этого фонда ежегодно утверждался парламентом. В этот период размер фонда составлял 400-900 млн леев (в 2017 он был определен в размере почти 900 млн леев, но в октябре по итогам рек­тификации бюджета был сокращен правительством до 700 млн леев).

Далее правительство ежегодно определяло перечень на­правлений (мер), по которым этот фонд расходовался. В течение последнего десятилетия эта работа проходила в форме ежегодной актуализации регламента (положения) о порядке распределения средств фонда субсидирования минсельхозом и AIPA при более-менее активном сотруд­ничестве с фермерскими организациями. Но, зачастую, за­кон о госбюджете принимался с опозданием, а регламент – тем более.

Авторы законопроекта решили внести в процесс опре­деления параметров фонда аграрных субсидий – кото­рый переименовывается в Национальный фонд развития сельского хозяйства и сельской местности – должную ста­бильность. В первоначальной версии проекта они предло­жили установить ежегодный размер этого фонда в 4% от доходной части госбюджета. В свою очередь, организации аграрников солидарно выступили в ходе публичных об­суждений законопроекта за то, чтобы размер фонда еже­годно составлял 4% от расходной части госбюджета. По предварительной оценке, в таком случае номинальный размер фонда на 2017 год составил бы 1,3-1,4 млрд. леев.

Однако в принятом законе установлен иной принцип на­полнения фонда субсидий – 2% от доходной части бюдже­та. Стоит учесть, что вдвое снижена не только «процентная ставка». Сам госбюджет в Молдове всегда был дефицит­ным. То есть, при отрицательной динамике бюджетных по­ступлений на вполне законных основаниях будет снижать­ся и масштаб помощи сельхозпроизводителям. В результа­те, надо полагать, исчезнет такой странный, но обычный феномен последних лет, как задолженности госбюджета по фермерским субсидиям.

Итого, согласно букве закона, на старте 2017 года бюд­жет Национального фонда развития сельского хозяй­ства и развития сельской местности составит порядка 720 млн леев. В этой сумме «растворится» и долг по суб­сидиям за текущий год – более 100 млн леев по грубой оценке фермерских ассоциаций. Если, конечно, прави­тельство примет соответствующее решение, как это по­обещал накануне президентских выборов премьер-ми­нистр Павел Филип.

Принятый закон предусматривает также изменение прин­ципа распределения фонда субсидий: 50% всей суммы, как и прежде, будет направляться на стимулирование ин­вестиций, а 50% — на прямые выплаты сельхозпроизводи­телям за каждый обрабатываемый гектар земли и каждое продуктивное животное. При производстве продукции с высокой добавленной стоимостью, экологической сель­хозпродукции, работе в неблагополучных зонах могут выделяться увеличенные прямые платежи. Размер такого прироста будет определяться правительством, но он не должен превышать 20% от размера базовых платежей.

В общем-то, это тот самый вожделенный принцип субсиди­рования, принятый в Евросоюзе. Он немного различается в разных регионах блока. «Старые» члены ЕС, с более высо­ким уровнем развития села в целом и сельской экономики в частности, получают более высокие прямые трансферты Еврокомиссии на гектар/животное и меньшие дотации на развитие регионов. Тогда как многие «новые» члены бло­ка, получают существенно меньшие суммы прямых суб­сидий – самыми «обделенными» в этом плане являются некоторые страны Балтии и Болгария, но больше средств на проекты развития сельской инфраструктуры. Кроме того, и в «новых», и в «старых» странах-членах ЕС, ферме­рам доступны экологические программы Еврокомиссии, в рамках которых они получают средства в случае выведе­ния земель из активного сельскохозяйственного оборота под заповедники и природоохранные зоны. К примеру, в северо-западных воеводствах Польши фермеры в рамках таких программ на своих землях высаживают лес, в кото­ром создают условия для поддержания популяций редких животных и птиц.

В Молдове на уровне госструктур и донорских проектов тоже много говорят об интенсивном облесении террито­рии. Ведь на данный момент в Молдове лесом разного типа и природной ценности покрыто чуть более 9% — это мень­ше, чем в любой другой европейской стране. Как отметил в беседе с автором этой статьи один европейский эксперт: «в вашей стране акцент выставляется на ландшафтном и гастрономическом сельском туризме, но у вас ведь даже барбекю-пати за пределами населенных пунктов провести негде – сразу окажешься на чьем-то поле или пастбище». Впрочем, до европейских изысков в форме специальных программ развития национальных парков-заповедников и прочего нам, видимо, еще очень далеко. Хорошо, что, по крайней мере, заложен камень в основание будущей си­стемы прямых выплат субсидий.

Однако в Молдове система прямых выплат на гектар/жи­вотное будет применяться лишь с 2020 года. К этому мо­менту минсельхоз и уполномоченные ведомства должны будут создать электронный реестр сельхозпроизводите­лей. За счет формирования и актуализации реестра гос­структуры рассчитывают усовершенствовать систему уче­та в аграрном секторе и обеспечить адресный характер субсидирования.

В свою очередь, фермерские организации добивались активации системы прямых выплат уже с 2017 года. По их мнению – это был бы хороший способ сократить площадь необрабатываемых сельхозземель, которая в последние годы по экспертным оценкам составляет по­рядка 200 тыс. га. Однако факт отсутствие электронного реестра уже на старте дискуссии о судьбе законопро­екта делал это предложение необоснованным. В каче­стве компромиссного решения сельхозпроизводители предложили правительству начать «платить за гектары» через год. «Ждать 2020 года в наших нынешних реали­ях – слишком долго, к тому моменту значительное ко­личество ферм может исчезнуть», – считает Александр Слусарь. – Хотя, при установленном законом размере нацфонда сельского развития прямые выплаты будут так малы, что иначе как профанацией такие «субсидии на гектар» назвать сложно».

Еще один спорный момент в принятом законе был разре­шен не совсем так, как предлагали некоторые из органи­заций сельхозпроизводителей. Согласно законопроекту, 2% от запрашиваемой суммы субсидий должен был со­ставлять комиссион в пользу администратора-оператора системы субсидирования – Агентства по интервенциям и платежам в сельском хозяйстве AIPA. Предполагалось, что 1% будет перечисляться из госбюджета, а 1% – удер­живаться с сельхозпроизводителей-бенефициариев. В принципе, представители многих организаций сель­хозпроизводителей были не против подобного стиму­лирования уполномоченного агентства и его сотрудни­ков – как средства ограничить коррупцию («откаты») в системе субсидирования аграрного сектора. Однако ас­социация «UniAgroProtect» предлагала сократить долю сельхозпроизводителей-бенефициариев в комиссионе до 0,5% максимум. А Национальная федерация фермеров Молдовы настаивала на выплате всей суммы комиссиона из госбюджета. Этот вариант и был включен в финальную версию документа.

В целом, несмотря на перечисленные главные недо­статки закона, сам факт его принятия и сельхозпроиз­водители-практики, и эксперты-теоретики оценивают положительно. Прежде всего, за счет принятия закона значительно сократится и, соответственно, ускорится процесс ежегодной актуализации регламента распре­деления субсидий. Собственно говоря, многие главы его последней, за 2016 год, редакции вошли в базовый закон. А именно, частью закона стал список приорите­тов, их три – модернизация и сертификация сельского хозяйства по европейским стандартам, эффективное управление земельными ресурсами, развитие сельской местности. Эти приоритеты будут действовать на про­тяжении минимум пятилетнего периода. В ранг закона возведены также направления и поднаправления субси­дирования, критерии и методы отбора бенефициариев, системы авторизации/мониторинга.

В рамках направлений (мер) поддержки будут субсидиро­ваться:

– инвестиции в создание многолетних насаждений и их выкорчевку;

– строительство/реконструкцию теплиц, соляриев для выращивания сельхозпродукции;

– покупки сельхозтехники, машин, оборудования;

– строительство/реконструкцию животноводческих ферм, приобретение скота;

– развитие послеуборочной инфраструктуры;

– установку оросительных систем, машин и оборудо­вания для внедрения современных технологий об­работки почвы с низким воздействием на окружаю­щую среду;

– осуществление экологического производства;

– содействие созданию и функционированию групп сельхозпроизводителей и их объединений;

– стимулирование инвестиций в физическую инфра­структуру сельхозпредприятий и инфраструктуру ус­луг в сельской местности;

– стимулирование инвестиций в диверсификацию эко­номической деятельности в сельской местности;

– компенсацию административных затрат, связанных со сделками по покупке-продаже, дарению, обмену сельхозземлями в рамках проектов по консолидации земель;

– частичную компенсацию затрат на кредитование со стороны банков;

– содействие страхованию производственных рисков в сельском хозяйстве;

– передачу знаний, содействие деятельности по продви­жению на международные рынки.

Размер этих субсидий не должен превышать 50% от раз­мера инвестиционных проектов. Сельхозпроизводитель в рамках одной меры будут иметь право на субсидию только 1 раз в год. Максимальная сумма, которую сможет запросить сельхозпроизводитель, будет определена цен­тральным административным органом, исходя из стра­тегических приоритетов агропромышленного сектора и развития сельской местности. При этом максимальные лимиты (плафоны) субсидии могут быть увеличены на 15- 20% для молодых фермеров и женщин-фермеров, групп производителей, инвестиций, связанных с экологической сельхозпродукцией, проектов, реализованных в неблаго­получных зонах. Оговорено также, что молодые фермеры, которые впервые создают угодье в сельской местности, малые сельхозпроизводители могут получить субсидии авансом для проектов start-up, для его могут запросить до 50% суммы инвестиций.

Кроме того, по сравнению с прежним регламентом, в но­вом законе появились не очень большие, но позитивные бонусы. Например, выплаты части субсидий молодым фермерам и новым хозяйствам-«стартапам» могут осу­ществляться в авансовом режиме, а не по факту вложен­ных инвестиций. При этом проекты start-up будут финан­сироваться авансом при обеспечении финансирования со стороны заявителя вкладом не менее 10% от стоимости проекта, стоимость инвестиций не должна превышать 1 млн леев, проект должен внедряться в сельской местно­сти сроком до 24 месяцев, не иметь других компонентов гранта, а молодой фермер не должен быть аффилирован другому сельхозпроизводителю.

Также предусмотрены сравнительно небольшие (10-15%) доплаты бенефициариям-женщинам и покупателям отече­ственной сельхозтехники.

Материал подготовила Светлана Закатова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *